flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

  • Mood:
  • Music:

Great War

Monday, January 25, 1915 Montag. 25. Januar 1915

Der Deutsche Bundesrat rät zu sparsamem Nahrungsmittelverbrauch. Der deutsche Bundesrat verabschiedet Maßnahmen zur Sicherung der Brot- und Fleischversorgung: Die Getreidevorräte werden beschlagnahmt, Mehl und Brot rationiert; die Städte müssen einen Vorrat an Dauerfleischwaren anlegen.
Germany: Government decree seizes all grain and flour stock from February 1. / В самом факте блокады не было ничего противоречившего «гуманности и закономерности»; принимая во внимание, что с 25 января 1915 г. германское правительство взяло в свои руки контроль над пищевыми продуктами в Германии, никакие продовольственные грузы не могли адресоваться гражданскому населению Германии.
  Да, Цэукропивский хуманизьм до сих пор самый ху-маный у мире!
Belgium: Germans seize metal stocks

Chancellor issued new apologia for his “scrap of paper” suggestion.
***
East Prussia: by now Russian Twelfth Army forming to invade East Prussia from south. The advances from northeast are at Pillkallen area and on Tilsit on January 29. On the Northwest Front, the Russians advanced in the Pilkallen district in East Prussia. (12 января по Юлию) С.-Зап. фр., 10 А (рус.) перешла в наступление против 10 А (герм,) у г. Ласденен.
  12(25) января – 25 января (7 февраля) 1915. Ласденская операция 10-й русской армии северо-восточнее Инстербурга с целью улучшения положения правого фланга фронта – Вержболовской группы. К 25 января (по Егорию) командующий Вержболовской группой Н.А. Епанчин собрал имеющиеся силы…
*
 Надо было сознаться, что наша отличная конница, занимавшая крайний правый фланг X армии, была отдана в руки ни к чему негодного начальника 3 кавдивизии генерала Леонтовича, и что это настолько отражалось на всей её работе, что командовавший армией дважды собирался отрешить этого генерала от командования, но каждый раз это решение оставалось почему-то отложенным и не приведённым в исполнение.
  Но вместе с тем, нельзя было не считаться о особыми свойствами местности нашего правого фланга, с его обширными лесными площадями, сильно затруднявшими наступательные действия нашей конницы и весьма упорно обороняемыми I герм. кавдивизией восьмиполкового состава, поддержанной кроме того и пехотными частями, за последнее время значительно усиленными.
  Штаб фронта не желал обращать на это своего высокого внимания; ген. Бонч-Бруевич не выносил резких и неправильных линий, выступов и загибов на схемах, украшавших стены его кабинета, а потому командовавшему X армией было отдано категорическое приказание выровнять наш правый фланг с остальным фронтом и выдвинуть всю конницу вперёд за р. Инстер. Это приказание было подкреплено личным свиданием ген. Рузского с ген. Сиверсом и послужило основанием для ведения нами новой, получившей название Ласдененской, операции окончательно разстроившей и разболтавшей всё жиденькое и хлипкое расположение III корпуса и внесшее немалую дезорганизацию и на остальном фронте нашей армии.
  Ген. Сиверс был очень раздражён этим приказанием, по его мнению, не имевшим ни цели, ни смысла, но счёл себя обязанным сейчас же приступить к его спешному и решительному исполнению.

  <В виду большого расхода сил, связанного с выполнением этой операции, и удлинения фронта армии ещё на 35 верст, Сиверс был против неё, т.к.она ослабляла и без того жидкое расположение пехоты и лишала его возможности иметь хотя какой-нибудь резерв, который, по его мнению, ему был так необходим как для контрудара на случай перехода немцев в наступление, так и при атаке передовых немецких позиций у Летцена. Эти его соображения одобрения со стороны фронта не встретили, и армия приступила к организации продвижения вперёд правого фланга.>

  При этом он не нашёл возможным согласиться на моё предложение немедленно же передвинуть III корпус в составе 56, 73 и 53 дивизий на пассивный Ангераппский участок, а правый фланг занять XX корпусом в составе первоочередных 27, 28 и 29 дивизий с возложением на него ведения операции против Ласдененского района. Ген. Сиверс считал, что такое передвижение требовало времени, отсрочивало исполнение категорического приказа Главнокомандовавшего, а главное, не соответствовало его намерению выполнить это перемещение только перед самым началом ожидавшегося февральского общего наступления и сделать его тогда неожиданным сюрпризом для немцев.
  Моё напоминание о неспособности 56 и 73 дивизий к серьёзным наступательным действиям, неоднократно заявленной нам командиром III корпуса, не могло поколебать решения ген. Сиверса, и ведение операции по выпрямлению нашего фронта было поручено ген. Епанчину с подчинением ему всей конницы ген. Леонтовича.
При этом сразу же выяснилось чрезвычайно упорное сопротивление немцев и связанная с этим необходимость значительного усиления Ласдененского отряда и для этого туда стали отправлять сборные части из разных резервов, а один полк был взят даже из Иоганисбургского района из состава 57 дивизии. В конце концов на нашем правом фланге получилась какая то сумбурная каша из перемешанных частей нескольких дивизий, что ещё больше ослабило наше там положение и несомненно отразилось весьма невыгодным образом на всем ходе последовавших событий.
*
 Было известно, что правый фл. армии, т. е. 3-го корпуса, обрывался в 10 км сев. ж/д Ковно–Кёнигсберг, далее до р. Неман был участок в 50 км шириной, очень удобный для наступления немцев, который наблюдался лишь русской конницей. Зная излюбленный приём действий немцев, а кстати сказать, и внимательных их учеников — японцев, а именно: обход и охват, надо было ожидать, что, когда немцы найдут необходимым очистить от русских В. Пруссию, они легко обойдут и ударят 3-й корпус во фланг и тем заставят всю армию быстро отступать на восток. Резервов за правым фл. 10-й армии не было; мало того, на этом фланге стояли две второочередные малонадёжные дивизии — 56-я и 73-я. Эти соображения, как видно из документов, высказывались и командующим 10-й армией ген. Сиверсом, но начиная с января 1915 г. командование 10-й армией и С.-З. фр. усердно занялось подготовкой к весеннему наступлению, как и в августе 1914 г. — двумя армиями, а поэтому о мерах на случай наступления противника особенно не заботились.
  Для подготовки будущего наступления в конце января на правом фланге армии, где до этого стояла конница, началось наступление 3-го корпуса для очистки от немцев большого лесистого пространства кругом м. Ласденен.   Для этого наступления были взяты полки и батальоны со всех трёх дивизий корпуса; из 27-й дивизии взяли весь 107-й полк и два батальона 105-го полка. Наступление с самого начала натолкнулось на сильное сопротивление немцев, которые сидели в обледенелых окопах за густым проволочным заграждением, и так называемая Ласдененская операция безнадежно затянулась.
*
 Утверждённый командованием армией план операции у Ласденена… нанести гл. удар на Дрозвальдерский и Драугупенерский леса, а затем действовать в тыл немцам, занимавшим Ласденен, отрезывая пути к западу и Тильзиту, и тем вынудить их к отходу из области к северу и северо-западу от Ласденена.
  Общее руководство операцией было возложено на командира III-го арм. корпуса Епанчина (он же командующий Вержболовской группой).
  В ночь с 11/24-го на 12/25-е января в Пиллькаллен собираются:
  1. Отряд Бискупского — 131/2 эскадронов, 4 пеших сотни пограничной стражи и 4 полевых орудия, имея задачу наступать на Ласденен с востока от Шилленен.
  2. Отряд командующего 73-й пд Левицкого — 91/2 бат. (56-й пд 223-го пп, 73-й пд 289-го и 290-го пп), 18 лёгких орудий, 6 гаубиц, 2 тяжел. орудия и 3 эскадрона, с задачей наступать на Рагупенен–Грюнкруг.
  3. Отряд Майделя, в составе 30 эскадронов и сотен 1-й и 3-й кавдивизий, 16 конных орудий и 291-го пех. полка (73-й пд), получил приказание развить наступление в общем направлении на Мешкуппен и Драугупенерский лес.
  4. Отряд Хопрянинова (т. наз. Куссенский отряд) — 6 сотен, 1 б-н и 6 конных орудий должен был действовать южнее отряда Майделя, на Мальвишкен.
  Общим резервом были два батальона, 6 орудий и 1/2 сотни в Пиллькаллене.
  Южнее Куссенского отряда, протягиваясь далее на юг на Иодзунен, в Брокупенен начинались позиции 56-й и 73-й пех. дивизий III-го арм. корпуса. Севернее отряда Бискупского, в Таурогене, находился отряд Апухтина, непосредственно подчинённый начальнику Двинского военного округа, который хотя и получил приказание содействовать Епанчину, но содействие это, в силу его удаленности, было чисто платоническим и, ограничиваясь местными демонстрациями вдоль границы южнее Таурогена, никакого влияния на операцию Епанчина не оказало.
  В 8 часов утра 12/25-го января отряд Бискупского, оттеснив передовые части немцев, выбил их из д.д. Доргушен, Руккен, но, продолжая дальнейшее движение на запад к Будупенену, встретил энергичное сопротивление на рубеже Тулпенинкен–Ушбортшен, и был здесь остановлен.
  Отряд Левицкого, начав движение из Пиллькаллена, к 10 часам утра вышел на рубеж д.д. Гр. Шореллен–Биркенфельде–Шаккельн и, развивая наступление далее на д.д. Кл. Шореллен–Кл. Туллен–Кл. Мешкуппен, дошёл почти до Шорелленского и Дрозвальдерского лесов, попутно выбив штыками части немцев, задержавшиеся в д. Кл. Мешкуппен.
  В 15 часов 289-й п. полк подошёл на 300 шагов к Дрозвальдерскому лесу; в то же время части 223-го п. полка заняли с боем д. Кл. Туллен, а батальон того же полка, следовавший в качестве правого бокового отряда, около 13 часов подходил к д. Багдоннену, не встретив сопротивления.
  Конница Майделя в 10 часов заняла д. Мешкуппен. Куссенский отряд около 14 часов подошёл к Абшрутен, а к 16 часам занял уже Едеркемен.
  Хотя к вечеру 12 25-го января результаты начавшегося боя были не вполне выяснены, однако успешное начало наступления, казалось, сулило надежду на благоприятное развитие операции.
***
 Юго-Западный фронт, 8 А перешла в наступление против частей 2 А (и.-к.) в направлении г. Кошице.
Russian Northwest Front Chief of Staff General V.A. Oranovskiy was replaced by General A.A. Gulevich from the 9th Army.
On the Southwest Front, there was hard fighting in the Carpathian Mountains.
Beginn der Offensive der deutsch-österreichisch-ungarischen Armee Linsingen (“Südarmee”) gegen die Karpatenkämme (Linie Kalocsa–Laz–Ökörmezö–Volocz–Vezerszallas).

  Директива г.-ад. Иванова 12 (25) января.
  „Для объединения действий по отражению удара пр-ка и производства энергичной контр-атаки“ г.-ад. Иванов 12 (25) января подчиняет ген. Брусилову войска VII. и XXX. к-сов и 60. пд с бригадой Оренбур. казачьей див. На 11. армию возлагается задача парализовать активную деятельность гарнизона Перемышля и не выпустить его из крепости. Армия должна подготовить одну пех. дивизию к передаче в распоряжение 8. армии для действия в поле… Резерв 8. армии (11. и 78. див.) приказано передвинуть в район Дануюв; к-щему 9. армии направить 35. пех. див. в р. Ратае, 4. вторую стрелковую бригаду подготовить к посадке на ж. д.“
***
Flanders – First Action of Givenchy: British 1st Division repulse an attack. French stand firm near Ypres. British repulsed an attack on Givenchy near La Bassée and French near Ypres. Englische Stellungen bei La Bassée von Badensern genommen.
*
A German soldier deserted on 25 January and disclosed that a German attack was due against Cuinchy, French positions to the south and against Givenchy to the north. About ninety minutes later, units of the German 79th Brigade of VII Corps, attacked on the north bank of the canal. Near Givenchy, German infantry reached strong-points behind the support line but could not advance further. A hasty counter-attack by the 3rd Brigade of the 1st Division, which had two companies per battalion in the line, one in local reserve and one in brigade reserve, drove the Germans back and re-captured the British trenches, taking 72 prisoners and killing 135 German soldiers.
*
Against Ypres, battered and bruised, scarred and maimed by enemy shells, the full force of the German reserves in Flanders was mustered, and a grand attack was commenced on January 25th. This was no new ground to the German. He had made since the beginning of the trench war a succession of violent assaults upon this position; he had sent his Prussian Guards and his overwhelming divisions to swamp the remnant of the 7th British Division, which, hastily entrenched before that town, had succeeded in throwing back an enemy five times his strength.

If he had failed against that attenuated line, he was less likely to succeed now when the trenches before and to the north of Ypres were held thickly by some of the best regiments in the French Army, supported by their deadly 75's. Nevertheless, such was the inspiring influence of the highest War Lord that the attempt was made, and great masses of troops were brought up, and in the early morning the inevitable artillery pounding began. Every piece that could be brought into play was directed towards the French trenches. Howitzers, “coal- boxes,” field guns, mines, mortars, and the whole arsenal of German artillery began this furious and nerve-racking bombardment. This lasted for an hour, at the end of which time the position was considered to be prepared for immediate attack; the grey lines of German infantry, scrambling from their trenches and supported by masses of reserves, came straight for the French defences.

In describing this battle, the writer of the French communiqué used a phrase which, by its very vividness and because of the picture it conveys, is at once arresting and ineffaceable. He said, “The attack was stopped dead.” In this brief sentence is told the story of the German failure.

Met by concentrated rifle and machine-gun fire of extraordinary ferocity and fury, the Kaiser's legions melted away long before they were near enough to deliver their attack by bayonet, and after a painful period of hesitation, broke and retired, leaving the ground before the French line covered with dead. Thus this other attempt at a birthday honour ended in disaster.

There was still more to come.
*
Sturm auf Givenchy und Cuinchy. Der Kampf wogt hin und her – selbst Wassertorpedos helfen nicht.

In der Nacht hat man versucht, die auf Feindesseite liegenden Schleusen und Dämme des Kanals von La Bassée mit Torpedos in die Luft zu sprengen, um die englischen Schützengräben zu überfluten und die Tommys zu versaufen. Der Plan hatte nur teilweisen Erfolg, so dass wir um den nur ersatzweise beabsichtigten Sturm nicht herumkommen.
Morgens 8:15 Uhr setzt zu seiner Vorbereitung planmäßig eine heftige Kanonade  unserer zahlreichen, für diesen Sonderzweck hier zusammengezogenen Artillerie ein. Der anschließende Infanterievorstoß bringt die mühelose Besetzung des Ortes Givenchy durch 6 Kompagnien mit sich.

Nachdem der Feind starke Reserven herangezogen hat, müssen wir die Stellungen jedoch wieder preisgeben.
Besser steht es mit dem Ort Cuinchy. 2:50 Uhr nachmittags wird hier die Einnahme sämtlicher feindlicher Schützengräben, Erbeutung von 1 Geschütz und 3 Maschinengewehren sowie die Gefangennahme von 100 Mann gemeldet.

Die Straßen von La Bassée stehen voller Infanterie-Reserven, die einen erneuten Sturm auf Givenchy unternehmen sollen.

Bei Einbruch der Dunkelheit ereignet sich bei ihnen ein seltsamer Unglücksfall: Aus einem Lager werden Handgranaten verteilt. Dabei hat sich unbemerkt eine Verschlusskappe gelöst. Ehe sich noch die Umstehenden in Sicherheit bringen können, gibt es einen heftigen Knall. Ein ganzer Sack voll Handgranaten fliegt mit in die Luft — und etwa 10 Mann wälzen sich in ihrem Blute.

9 Uhr abends: Unsere Truppen haben sich darauf beschränkt, ihre Stellungen zu halten. Die Verluste sind leider bedeutend. Zur Verhinderung eines weiteren Gegenangriffs wird Givenchy während der ganzen Nacht halbstündlich von der schweren Artillerie mit Beunruhigungsfeuer belegt. Von drüben kommen ebenfalls alle Augenblicke Streuschüsse nach La Bassée.

Man hat sich schon wieder daran gewöhnt.
***
Aisne: German advance on Craonne plateau. French lost ground on Craonne Plateau (River Aisne). 25./27. Die Höhen von Craonne mit dem Gehöft Hurtebise (südöstlich Laon) von sächsischen Truppen (Generale d’Elsa und v. d. Planitz) erstürmt.
Champagne: Germans attack at 4 points around Hill 200 near Perthes. Joffre agrees next day to postpone the French attack until drier weather.
Violent battles are progressing today in the Argonne Forest. On these battlefields there has been no cessation of conflict for the last 60 hours, the Germans launching one desperate attack after another in an attempt to pierce the French lines.
The struggle in the Argonne represents a new and strongly organized attempt of the Kaiser’s troops to regain roadways leading towards Verdun. The fighting there is unusually violent and trenches had been lost and retaken by both side several times within the last 48 hours.
Alsace: Fog impedes operations. Fog interferred with fighting in Alsace.

Der Untergang des englischen Hilfskreuzers “Viknor” an der irischen Küste von der Admiralität bekannt gegeben.

Baltic: Russian submarine torpedoes German cruiser Gazelle off Rügen, but towed to harbour. Russian submarine damages HIMS Gazelle in Baltic near Rügen. Deutscher Kleiner Kreuzer “Gazelle” durch Torpedoschuß eines feindlichen U-Bootes bei Rügen beschädigt.
After midnight on the 25th, the cruiser Augsburg struck a mine and had to be towed. Later in the same day the cruiser Gazelle lost both propellers on mines and had to be towed.
SMS Gazelle (Kaiserliche Marine): The Gazelle-class cruiser struck a mine and was damaged in the Baltic Sea off Cape Arkona, Rügen, Pomerania. She was not repaired and served as a hulk for the remainder of the war.

Ein Marine-Parseval-Luftschiff bei Libau heruntergeschossen. Baltic: German Navy Parseval airship PL 19 shot down by Russian anti-aircraft fire during bombing raid on Libau. Z XIX shot down by Libau forts; crew captured.
In the Baltic Sea, German airship PL.19 (a navy airship with army crew), commanded by Oberleutnant Meier, was brought down by heavy icing and engine failure eleven km off Libau. Two Russian destroyers shelled the downed craft and the crew of seven surrendered.
January 25 – The Imperial German Navy suffers its first wartime loss of an airship when PL 19 is forced down on the Baltic Sea by icing and engine failure while attempting to return to base after bombing Libau, Russia. Two Imperial Russian Navy minesweepers capture her seven-man crew and set her ablaze, destroying her. No further airship operations will take place in the Baltic theater until mid-July.

Battle Fleet, after cruising in North Sea returned to Scapa, except HMS Iron Duke, which proceeded to Cromarty for refit, accompanied by Centurian as stand-by Flagship.

Keels of HMSS Repulse and Renown officially laid down.

Princess Royal, Battlecruiser, Lion-class.
At sea, northern North Sea. Lat 57.8, Long 1.8
Weather synopsis: Wind SSW to S by W, light airs, force 0–3; sea state 1–2; air temperature 44–48ºF; sea temperature 42–45ºF.
4.20–4.25am: Altered course 16 points to starboard. Course S11ºE.
7.30am: New Zealand and Tiger took station on either beam. Sighted 2nd Light Cruiser squadron 6 miles SE.
8.05am: Sighted 1st Light Cruiser squadron 6 miles E.
3.00pm: Tiger reported submarine on her port bow. Altered course S30ºW, increased 20 knots.
3.02pm: Resumed original course.
3.15pm: Commenced zigzagging 2 points to port and starboard of course, speed 18 knots.
4.13pm: Tiger reported another submarine. Altered course S50ºW, full speed.
4.18pm: Altered course S by E, 18 knots, passed Swedish steamer bound for the Faroe Isles.
4.20pm: Negative zigzagging.
4.30pm: Altered course S82½ºW, 18 knots, formation single line ahead.
pm: 16 Cartridge B.L. filled 13.5”, 73¼ lb cordite thrown overboard, withdrawn from guns. Flexible piping 2 x 30 ft length with adapters 3” shot away in action.

HMS Leviathan, Cruiser, Drake-class 25 January 1915
Lat 57.8, Long 2.0
Ship: Met: “Donegal”
Ship: Met: “Cumberland”
Other: Battle fleet proceeded South
Other: took station astern of Drake

Lieut.-General Sir W. Robertson appointed Chief of the General Staff, British Expeditionary Force, France (see 24th, and December 22nd).

General Pimenta da Castro succeeds Senhor Coutinho as Portuguese Premier (see December 12th, 1914, and May 14th, 1915).

The Kaiser received the new Austro-Hungarian Foreign Minister Count Burian at the German GHQ.

Rumania refuses Entente suggestion that she should join Greece in support of Serbia (see 24th and 29th, October 15th, 1915, and December 6th, 1914).

Syria: Cruiser HMS Doris landing party cuts telegraph line at Alexandretta. Alexandretta raided by HMS Doris. Party landed and telegraph wires cut.

Chilembwe uprising. Troops of the KAR launched a tentative attack on Mbombwe on 25 January but the engagement proved inconclusive. Chilembwe's forces held a strong defensive position along the Mbombwe river and could not be pushed back.

Nach dem Ende des Burenaufstands in Südafrika verstärken die südafrikanischen Truppen unter General Louis Botha ihre Angriffe auf Deutsch-Südwestafrika.

Никки, 12-го января. Понедельник.
  С 10 час. принял: Авелана, Нилова, Нейдгарта, Лопухина — Вологодского губ., Челнокова — Московского голову, доклады Григоровича и Кривошеина.
  Завтракал и обедал Дм. Шереметев (деж.). Погулял. В 4 ч. поехали в Большой дв. и посетили лежащих там раненых офицеров. После чая спокойно читал. Вечером заехали ненадолго к Ане; она страдала болями в ноге.

Georges Maurice Paléologue
Сегодня днём посещение магазинов привело меня на Васильевский остров, который является центром интеллектуальной жизни Петрограда, так как там находятся Академия наук, Академия изящных искусств, Горный институт, Высшее мореходное училище, зоологический музей, исторический и филологический институты, несколько гимназий, физические и химические лаборатории и все основные педагогические учреждения.

Так как погода немного улучшилась, я оставил там машину и отправился гулять пешком по улицам. На каждом шагу я встречал студентов. Насколько по-другому они выглядели, чем студенты в Латинском квартале Парижа или на улицах Оксфорда и Кембриджа! Лица, жесты и голоса, в целом весь облик французских студентов является олицетворением юности, живости и беззаботного энтузиазма в их отношении к работе и радостям жизни; даже глаза тех, чьё лицо выглядит уставшим, светятся ясным и открытым умом. Что же касается английских студентов, то их здоровый цвет лица и свободная, непринужденная осанка фигуры прежде всего характеризуют решительный подход к делу, рассудительность в решении практических вопросов и хладнокровный, настойчивый и гибкий интеллект. Ничего подобного здесь, на Васильевском острове, я не увидел.

Во-первых, русские студенты представляют собой жалкое зрелище: измождённые лица, осунувшиеся черты лица, впалые щеки, хилые руки, исхудалые фигуры с резко выраженной сутулостью. Эти тщедушные тела в изношенной и оборванной одежде являют собой живое свидетельство жалкого положения университетского пролетариата в России. Многие студенты имеют не более двадцати пяти рублей (60 франков) в месяц на своё проживание, то есть одну треть скудного прожиточного минимума, необходимого для того, чтобы поддерживать нормальное существование в этом столь суровом климате. Недостаточность физиологического укрепления тела не является единственным результатом истощения организма; совместно с умственным напряжением она держит нервную систему человека в состоянии постоянного раздражения. Отсюда все эти мрачные или возбуждённые, беспокойные и истощённые лица с их фанатичным и преждевременно постаревшим видом, — это черты лиц аскетиков, мистиков и анархистов. Не могу не вспомнить фразу, вложенную Достоевским в «Преступлении и наказании» в уста судьи Порфирия: «Преступление Раскольникова — это результат работы сердца, чрезмерно возбужденного теориями».

Наблюдать за студентками, которых здесь достаточно много, не менее поучительная задача. Я обратил внимание на одну, выходившую из кафе в сопровождении четырёх молодых людей: они остановились на тротуаре у выхода из кафе, продолжая начатый спор. Высокого роста, очаровательная девушка с живым и твёрдым взглядом глаз, блестевших из-под каракулевой шапочки, она говорила авторитетным тоном, не допускавшим возражений. Вскоре из трактира вышли ещё два студента, которые присоединились к группе, окружавшей девушку. Здесь перед моими глазами предстал, возможно, один из самых самобытных типов русской женственности: миссионерка революционной веры.

Русские писатели, особенно Тургенев, часто говорили, что женщины их страны намного превосходят мужчин в силе характера, решительности и в силе воли. В интимной жизни русская женщина всегда берёт на себя инициативу, возбуждает и волнует партнера, говорит безапелляционно и решает всё сама; именно её распоряжения принимаются к исполнению и ее воля превалирует.

Русская женщина остаётся сама собой и в весьма отличной от других областей жизненной деятельности — в области революционных политических акций.

В теперь уже отдалённой эпохе «нигилизма» женщины и, особенно молодые девушки, незамедлительно завоевали для себя высокое место среди наиболее грозных главных героев эпопеи «Народной Воли». В их трагической деятельности у них не было соперников. Уже во время первых их подвигов они доказали, что они подобны богиням мщения Эриниям.

24 января 1878 года Вера Засулич выстрелом в упор в генерала Трепова, шефа полиции Санкт-Петербурга, начала серию террористических актов. 13 марта 1881 года Софья Перовская сыграла активную роль в убийстве Александра II. На следующий год Вера Фигнер вела подстрекательскую деятельность в подготовке военного мятежа в Харькове. В 1887 году Софья Гинзбург организовала покушение на жизнь Александра III. Чуть позднее Екатерина Брешковская начала вместе с Черновым ту неумолимую пропагандистскую деятельность, которая должна была осветить тёмную душу мужиков миражами социалистической веры. В 1897 году заключённая в Петропавловскую крепость красавица Мария Ветрова, после того как её в камере изнасиловал офицер жандармерии, облила себя горящим керосином из лампы и сгорела до смерти. В 1901 году Дора Бриллиант вместе с Гершуни, Савинковым и Бурцевым приняла участие в учреждении «Боевой организации». 17 февраля 1905 года она вела наблюдение за Кремлем для того, чтобы ее товарищ, Каляев, мог бы без помех бросить бомбу, которая на куски разорвала великого князя Сергея.

Конечно, очень трудно что-либо выяснить о контрмерах русской полиции и судебных властей, которые они предпринимали в политических делах. Судебные процессы, о которых время от времени узнавала общественность, всегда проходили при закрытых дверях, и цензура позволяла прессе давать о них лишь краткие сообщения. Но я могу привести, по крайней мере, имена двадцати женщин, которые играли определённую роль в заговорах и попытках покушения на жизнь в течение последних нескольких лет: Софья Рагозинникова, Татьяна Леонтьева, Мария Спиридонова, Серафима Кличоглу, Зинаида Коноплянникова, Лидия Стуре, Наталья Климова, Мария Беневская, Лидия Езерская, Софья Бенедиктова, Екатерина Измайлович, Елена Иванова, Анастасия Биценко, Мария Школьник и др. Таким образом, доля участия женщин в террористических заговорах весьма значительна и зачастую оказывалась решающей.
  [Ничего не скажешь, занятный перечень г’усских “особенно молодых” какбе дэушек…]

Как объяснить ту притягательную силу, которую революционная деятельность имеет для русских женщин?
Очевидно, что они находят в ней нечто такое, что удовлетворяет сильнейшие инстинкты их души и темперамента — их потребность в возбудительных стимулах, их сострадание к невзгодам простых людей, их склонность к самопожертвованию и лишениям, их обожествление героизма и пренебрежение к опасности, жажда сильных эмоций, стремление к независимости, вкус к таинственности, приключениям и к волнующему, экстравагантному и мятежному существованию.

Großes Hauptquartier, 25. Januar.
Westlicher Kriegsschauplatz:
In Gegend Nieuport und Ypern fanden Artilleriekämpfe statt. Südwestlich Berry-au-Bac ging uns ein vor einigen Tagen den Franzosen entrissener Graben verloren.
Während gestern nördlich des Lagers von Châlons nur Artilleriekampf stattfand, kam es heute dort auch zu Infanteriegefechten, die noch andauern.
Im Argonnenwald nördlich Verdun und nördlich Toul lebhafte Artillerietätigkeit.
Die französischen Angriffe auf Hartmannsweilerkopf wurden sämtlich abgeschlagen. Die Kämpfe im Walde sind für die Franzosen sehr verlustreich. Nicht weniger als 400 französische Jäger wurden tot aufgefunden; die Zahl der französischen Gefangenen erhöht sich.
Östlicher Kriegsschauplatz:
In Ostpreußen Artilleriekampf auf der Front Lötzen – östlich Gumbinnen und nördlich. Der Feind wurde durch unser Feuer gezwungen, einzelne Stellungen südöstlich Gumbinnen zu räumen. Nordöstlich Gumbinnen wurden feindliche Augriffe unter schweren Verlusten für die Russen abgeschlagen.
Im nördlichen Polen keine Veränderung.
Östlich der Pilica ereignete sich nichts Wesentliches.
Oberste Heeresleitung.
Wien, 25. Januar. Amtlich wird verlautbart:
In Polen und Galizien keine wesentlichen Ereignisse. Nur an der Nida hat lebhafter Geschützkampf stattgefunden.
Die zur Wiedergewinnung der von uns eroberten Stellungen im oberen Ungtal und bei Vezerszallas angesetzten russischen Gegenangriffe wurden blutig abgewiesen. Ein Versuch des Gegners, bei Rapailowa durchzuringen, mißlang vollkommen. Der Feind zog sich über die Zielona zurück.
Die Kämpfe der letzten zwei Tage brachten uns in den Karpathen 1050 Gefangene ein.
Der Stellvertreter des Chefs des Generalstabes v. Hoefer, Feldmarschalleutnant.

Berlin, 25. Januar.
Eine amtliche Meldung des Gouverneurs von Deutsch-Südwestafrika bestätigt die Niederlage der Engländer bei Sandfontein am 25. September v. J. Danach sind in dem unter Führung des Oberstleutnants von Heydebreck stattgehabten Gefecht drei englische Schwadronen von unseren Truppen vernichtet worden; fünfzehn Offiziere, darunter ihr Führer Oberst Grant, und 200 Mann wurden gefangen und zwei Geschütze erbeutet. Verluste auf unserer Seite: Zwei Offiziere und zwölf Mann gefallen, fünfundzwanzig Mann verwundet. Nach der amtlichen englischen Berichterstattung aus Pretoria von Anfang Oktober waren demgegenüber die Verluste der vereinigten Engländer und Südafrikaner auf nur fünfzehn Tote, einundvierzig Verwundete, sieben Vermißte und fünfunddreißig Gefangene angegeben worden.

Alexander Graham Bell in NY calls Thomas Watson in SF. Transcontinental telephone service inaugurated (NY to SF) Звонок был осуществлён по линии протяженностью в 5470 км.

Giordano, Sardou & Moreau’s opera “Madame Sans Gêne” premieres in NYC
Tags: banksters, c'est la vie, coca-cola, competition crusade, crime, crony capitalism, democracy crusade, food, history, holy war, marxism, natural economy, political economy, russian question, transport, war economy, Двуглавый, англичанка гадит, бобик сдох, былое и думы, гейжопа, их нравы, мелкобританцы, меритокрадия, против человечества, рыло в пуху, хомячьё, чему не учат в школе
Subscribe

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments