flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

Category:
  • Mood:
  • Music:

XX

  Гл. силы XX ак, расстреляв к 8 (21) февраля весь запас патронов [Брехня-а-а-а!], приведя в негодность артиллерию [Брехня-а-а-а!], стремились штыками проложить себе дорогу.
*
 После 5-дн. боёв в окружении в 20 ак 10 А кончились боеприпасы [Брехня-а-а-а!]. Для выручки 20 ак в Августовских лесах из г. Гродно перешли в наступление осн. силы 10 А (рус.).
*
*
*
 В 12 ч. ночи на 8-е февраля наш авангард — 1-ая бригада 29-й пд под командой своего доблестного командира ген.-м. Российского — двинулся из фольварка Млынек. Он удачно изменил свой маршрут вместо Жабицке–Курьянки на Бартники и без дорог, оврагами и лесами, бросив коней и повозки, благополучно прошёл мимо немцев! 8-го февраля утром эта счастливая бригада была уже в Гродно!
  Гл. же силы, к сожалению, пошли обыкновенными дорогами на Жабицке. Кольцо немецких дивизий из армий Эйхгорна, Фалка и Лицмана с двух флангов при преследующей нас сзади армии Белова в это время уже замкнулось: все дороги, пересекающие шоссе Липск–Сопоцкин на Гродно, были немцами заняты. Т.обр. настал последний роковой час страшной трагедии 20-го ак!
*
 Голова отряда прошла мост у флв. Млынек в 12 часов ночи, имея около себя проводника. 114-й Новоторжский пп достиг без недоразумений д. Жабицке, где немцами был выставлен полевой караул. Сделавши несколько выстрелов, последний скрылся. Полк, обойдя д. Жабицке лесной дорогой, вышел на шоссе между Липском и д. Курьянка. По пути противник сигнализировал электрическими фонарями, пускал ракеты, в д. Курьянка слышен был говор, двигались люди с фонарями, словом, немцы подняли тревогу, но, очевидно, не понимали в каком направлении следует ч.-н. предпринимать. Южнее д. Курьянка голова полка наткнулась на обоз герм. тяжёлой батареи и перестреляла не. человек, поднявших было тревогу. 113-й и 114-й пп шли, не зная, что делается у них позади, не видя около себя нач. авангарда ген. Чижова. (Сх. 10).
Ок. 7-ми час. 30 мин. утра 8-го февраля достигнув д. Рогожин, 114-й пп заметил издали колонну пехоты неприятеля с обозом, направляющуюся по шоссе на д. Рыгаловка.
  В 8 час. 30 мин. утра ок. роты немцев открыло огонь из д. Ячники, на к-рую, направляясь на Рыгаловку, шёл полк. Герм. батарея, в свою очередь, открыла огонь со стороны д. Дульковщизна. 114-й пп сосредоточился у д. Конюшки, переправившись через Бобр, и мимо д. Дубасно двинулся к Гродна, куда и прибыл в 6 часов утра 9 февраля.
*
 113-й Старорусский пп, видя остановку 114-го пп, в свою очередь свернул на д. Понарлице, оторвавшись от головного полка. <…оторвавшись у д. Рогожин от 114-го, направился через госп. дв. Лабно на дд. Панарлица, Хоружовцы. > Здесь он выслал разведку на д. Рыгаловку и обнаружил там укреплённую позицию немцев. Предоставив 114-й пп его собственной судьбе, Староруссцы свернули на г. дв. Лабно через д. Хоружевицы, прошли в промежуток между д.д. Богатыри и Лабно–Огородники и достигнули Гродна в тот же день в 11 часов 30 мин. вечера.
*
 115-й Вяземский пп должен был следовать за 113-м. Опоздав к сборному пункту, он совершенно оторвался от колонны авангарда. < 115-й Вяземский пп должен был следовать в хвосте авангарда, но, опоздав к мосту у ф. Млынек, остановился. >
  <
  Ок. 12 ½ ч. ночи подошла к мельнице у фольварка голова колонны 115-го пп, причём комполка мотивировал запоздание трудностью в темноте вывести полк из боя близ Липин, где он до темноты находился. При этом полку проводника не оказалось.
  По прошествии нек-рого времени, примерно в 1 ч. 30 м. ночи из опроса людей выяснилось, что проходит Вяземский полк. В это время ген-м. Чижов уехал, а стоявший впереди штаб корпуса тронулся вперёд. Штаб 29-й пд прошёл вплотную за ним. Пройдя некоторое расстояние, начальник разведчиков, ехавший впереди, доложил, что штаба корпуса больше не видно. Полагая, что он ушёл вперёд за авангардом, т.к. ничего другого не могло быть, штаб дивизии продолжал движение по указанию своего надёжного и отлично знающего местность проводника.
>
  Нач. авангарда ген. Чижов, предполагая, что все три полка впереди, двинулся к голове авангарда, но, подъехав к переправе у флв. Млынек на перекрёсток дорог, 115-го пп всё-таки не настиг. <…заблудился и попал на дорогу на д. Старожинцы, где был обстрелян германцами. > Казак, посланный им на разведку, вернулся через четверть часа и доложил, что 115-го пп впереди нет. Ген. Чижов сам выехал вперёд, причём на д. Старожинцы, и попал под огонь герм. сторожевого охранения. Лошадь шарахнулась в сторону, ген. Чижов упал в расшибся, но затем быстро оправился. Вернувшись к флв. Млынек, он послал ординарца в тыл поторопить 115-й пп.
  <
  Когда подошли к поляне в лесу недалеко от д. Жабицке, неожиданно раздался выстрел и головной разведчик штаба дивизии был убит выстрелом в упор. Вслед за тем с фронта и с флангов начался частый огонь с самых близких дистанций. Очевидно подошли к боевому расположению немцев. Неожиданно оказался здесь и ген-м. Чижов, который упал с коня и сильно расшибся. Пришлось отойти неск/ назад до леска, где и приостановиться. Через некоторое время неожиданно подошёл Вяземский полк. Оказалось, что связи у него с 1-й бригадой не было, и поэтому, пройдя ок. 1 версты примерно за ней и не видя никого перед собой, он вернулся и наугад пошёл по дороге на Жабицке.   Воспользовавшись этой случайностью, нач. 29-й пд приказал полку выбить противника. Вяземцы опрокинули немцев и двинулись дальше, но дойдя до д. Жабицке наткнулись на большие силы и после боя отошли назад.
  Обстановка стала разъясняться. Очевидно было, что авангард пошёл по какой-то другой дороге, и т.к. выстрелов нигде не было слышно, можно было предположить, что он прошёл благополучно. Но где? Нельзя было оставаться среди поля в темноте и ждать тут рассвета. Необходимо было пробиться. Поэтому, бросив коней, стали пробираться вдоль фронта, чтобы найти выход. Но куда не подходили, всюду освещались ракетами и обстреливались ружейным и бомбомётным огнём. Между тем, надо было торопиться, до рассвета оставалось часа полтора. Было принято решение пробираться в лес, там укрыться в течение дня, а ночью пройти сквозь сторожевое охранение немцев и выйти к Гродно. Проводник повёл на известный ему брод через р. Волькушек. Перешли по пояс в ледяной воде и двинулись дальше перебежками. В это время стало светать. Нарвались сначала на офицерский разъезд немцев, а затем шагах в 300 увидели наступающие германские цепи… Судьба штаба дивизии была решена.
  В эту самую трагическую ночь с остальными частями дивизии произошло следующее. Полки 1-й бригады 29-й пд, как стало известно уже потом, не пошли на Жабицке. Они направились по знакомому им уже пути на Бартники и двинулись болотом по лощине, бросив коней и повозки. Движение их было вполне благополучно и утром 8 февраля они прибыли в Гродно.
>
  У переправы по дороге на Старожинцы столпилась артиллерия и двигались отдельные группы пехоты. Вместо того, чтобы вывести артиллерию, вообще случайно здесь оказавшуюся, из заблуждения отн. настоящего направления пути отступления, ген. Чижов, по-видимому, сам впал в ошибку и прибывающие головные части 115-го пп начал бросать по дороге к д. Старожинцы <а вслед за ним послал столпившуюся здесь артиллерию>. Почему на переправе у флв. Млынек сгруппировалась артиллерия, вследствие каких причин 115-й пп потерял связь с авангардом, трудно сказать.
  < Вся ещё оставшаяся на левом берегу Волкуши артиллерия утром переправилась на правый берег, и скоро открылась оглушительная канонада. >
  Между тем, начало светать. Пехота ввязалась в бой. Три батареи корпуса, откровенно расположившиеся на ОП, открыли огонь. Неприятель не замедлил ответом, и через полтора часа дивизион 29-й артбригады вынужден был замолкнуть.
  115-й пп, направленный на д. Старожинцы, повёл атаку на окопы, занятые 2-й герм. пд. 1-й ряд окопов был молодецки взят штыками. Полк, неся потери от флангового огня, двинулся атаковать вторую линию. Окопы несколько раз переходили из рук в руки, пока полк окончательно не растаял в огне.
  <
  Остатки Вяземского полка собрались на опушке недалеко от Жабицке и отбивались до 2 ч. дня. Недалеко от них оказался в таком же положении один б-он 211-го пп. Примерно в это же время к-р Сибирского казачьего полка полк. Власов, собрав сколько мог казаков, пошел с ними на прорыв, атаковал неприятеля, был ранен и умер впоследствии в плену.
  Ночью на единственной переправе артиллерия тщетно ожидала подхода гл. сил пехоты и, не дождавшись их, стала переходить на тот берег. Очутившись тут без прикрытия она остановилась и не решалась идти дальше. При этих обстоятельствах наступил рассвет и противник со всех сторон открыл огонь. Тогда артиллерия заняла позицию и открыла огонь во все стороны. Общего руководства и тут не было, хотя инспектор артиллерии и присутствовал. Когда расстреляны были все патроны, настал критический момент. Кольцо противника сжималось. Тогда, не имея другого выхода, перестреляв лошадей, зарыв или побросав в р. Волькушек замки, панорамы и всё что можно было, артиллеристы большею частью рассыпались и малыми группами пытались прорваться, что некоторым из них и удалось.
*
 Батареи, занимавшие открытые ОП, являли высокие подвиги героизма. Артиллерия несла колоссальные потери. Она жертвовала собою, «отдаваясь пехоте», как выразился один из участников боя, чтобы предоставить ей возможность пробиться сквозь неприятельские заграждения. Вскоре орудийные патроны были расстреляны, ружейной стрельбы не было вовсе слышно. Всё покрывалось звуками рвущихся неприятельских шрапнелей и рёвом тяжёлых снарядов. Батареи представляли собою печальное зрелище: некоторые орудия лежали на боку подбитые, подле них возвышалась группа трупов. Артиллерии оставалось сделать своё последнее священное дело. К нему она и приступила. Истощив весь запас патронов, прислуга испортила уцелевшие орудия и, разбившись на мелкие группы, стала искать спасения.
  Бой на остальных участках ещё продолжался.
  Дорога к флв. Млынек оказалась забитой обозами, парками и артиллерией.
*
 < К 8 час. утра 8 / 21-го февраля головной 108-й пп гл. сил XX ак, пройдя мост у ф. Млынек, сразу попал под огонь противника. >
  Головная рота 108-го Саратовского пп, пройдя мост, тотчас же попала под огонь. Было 8 часов утра. Сборные части под командою полк. Белолипецкого повели наступление на юго-запад. 3-и батареи 27-й артбригады заняли ОП в лощине, но они в самом непродолжительном времени были уничтожены. Полк, понеся громадные потери, рассеялся.
  <
  Полк. Белолипецкий с остатками 27-й пд прибыл к переправе перед рассветом, а 209-й пп — ок. полудня. Их постигла общая участь.
  Что касается загадочного случая со штабом корпуса при движении от переправ у деревни ф. Млынка, то оказалось, К/к ген. от артиллерии Булгаков когда перешли мост, слез с коня и сел в находившийся вблизи дороги окоп. Чины штаба не могли за темнотой его разыскать. С рассветом же все перебрались дальше и расположились в другом окопе. К ним присоединились прочие начальники со своими штабами. Ок. полудня подошедшие к этим окопам немцы взяли командира корпуса и всех начальников с их штабами в плен. От арьергарда полк. Дрейера к полудню уже не осталось ничего, а сам он счастливо пробрался к Неману.
>
*
 Части 53-й пд были вовлечены в общий поток, стремившийся к ф. Млынек на юг. Ок. 9 ½ часов утра ок. бригады немецкой пехоты направилось по сев. берегу р. Волкуша в тыл корпуса, поведя наступление со стороны д. Рубцово. Это были части 76-й рез. пд. У переправы вблизи флв. Млынек заметались люди, лошади, отд. орудия, ящики, всё сбилось в беспорядочную кучу, ища выхода и не находя спасения. С окружающих возвышенностей противник безнаказанно обстреливал загнанную в низину болотистого ручья толпу людей и лошадей.
  Ок. 10 час. утра с главными силами корпуса было покончено. < здесь взяты были в плен командир корпуса Булгаков со штабом и прочими начальствующими лицами. >
*
 Что касается арьергарда, то обстановка складывалась т.обр., что он во всяком случае был обречён на гибель.
Части пяти германских дивизий сгрудились на пространстве каких-нибудь шести вёрст в поперечнике. Если бы даже гл. силам удалось проскользнуть ещё в темноте, арьергард, всё время находившийся в непосредственной боевой близости с 42-й герм. пд, не смог бы вырваться из цепких лап противника и уйти раньше, чем 76-я рез. пд закончит обход со стороны д. Рубцово.
  Приказ по корпусу о прорыве начальник арьергарда получил только ок. 2-х часов ночи. Для него эта деталь была не существенна, но показательна для оценки штабной работы и службы связи. В данном случае подобное обстоятельство не сыграло никакой роли, т.к. нач. арьергарда без сомнения был посвящён в предположения командира корпуса ещё днём, но в другом, в частности, для войск, входивших в состав авангарда и гл. сил, оно имело почти решающее значение.
  Ок. пяти часов утра разъезд, посланный к флв. Млынек, вернулся с докладом, что пехота корпуса и часть артиллерии уже находятся на правом берегу р. Волкуш. Донесение это многое сказало бы полковнику Дрейеру, если бы оно не было только ничтожной частью истинной обстановки. Теперь известно, что хвост авангарда, опоздавший к сборному пункту, потерявший связь с головными полками был насильственно вовлечён в бой у д. Старожинцы. За этим полком пошли и другие, и для корпуса не было иного исхода, как погибнуть или быть пленённым.
  < Ещё на рассвете части 42-й герм. пд стали постепенно оттеснять арьергард на сближение с гл. силами корпуса. Нач. арьергарда не имел сведений о том, что происходило у ф. Млынек. >
  Между тем нач. арьергарда получил донесение, что немцы теснят роты, расположенные в лесу вдоль дороги вост. флв. Любиново. Эти роты, прикрывая правый фланг арьергарда, связывали его с частями 27-й пд. Приказав к-ру 112-го Уральского пп во что бы то ни стало удержать роты, не допуская их перейти дорогу, ведущую на д. Волкуши, полк. Дрейер, оставив две роты Камского полка на Липинской поляне, прочие отвёл назад, чтобы сохранить общее направление фронта.
  Было уже довольно поздно, вернее, близился полный рассвет. Постепенный отход назад сближал арьергард с гл. силами, но нач. арьергарда не имел никаких сведений, что делалось у флв. Млынек.
  Арьергард отошёл к песчаной высоте с отм. 65,9. Это был как раз тот момент, когда 76-я герм. рез. пд уже начала развёртывание со стороны д. Рубцово. Оставление арьергарда на прежнем рубеже у д. Липины и ф. Любиново делалось немыслимым. Германцы покушались перерезать единственный путь отступления к мосту у флв. Млынек.
  Одновременно 31-я герм. пд повела наступление на Марковский мост у д. Волкуши с юго-востока. Части же 77-й рез. пд переправились через реку и двинулись на флв. Любиново < а части 76-й рез. пд развернулись со стороны д. Рубцове. >
*
 Дивизион 53-й артбригады, обнаруживши движение германской пехоты со стороны д. Рубцово, открыл огонь по неприятелю, пробиравшемуся к Млынскому мосту. Было ок. 7-ми часов утра.
  < Штабс-капитан 53-ей артбригады Мицкевич-Волчанский со взводом неоднократно выезжал на позиции в 400 шагах от противника для действия на картечь. Эта горсть храбрецов, конечно, не могла удержать начавшееся утром 21-го февраля общее наступление противника.
>
  К месту батарей арьергарда стали подходить роты 110-го и 210-го пп. Туда же стянулся и б-он уральцев, составлявший резерв. Все подходившие силы обращались против 76-й рез. пд. Между тем проход по гати у флв. Млынек и по самому мосту к тому времени был уже окончательно забит. Движение остановилось. Стало очевидным, что всё, что стоит здесь, должно тут и остаться навсегда, всему этому не суждено перебраться на ту сторону реки. Две германские (лёгкая и гаубичная) батареи открыли огонь со стороны д. Рубцово по этой невообразимо смешанной массе людей, лошадей, повозок и всякого имущества. Пехота не выдержала, дрогнула и отхлынула назад.
  Батареи, предоставленные самим себе, дорогою ценой продавали свою жизнь. Огонь «на картечь» косил сотнями в набегавших волнах германской пехоты. Отд. неприятельские храбрецы доходили иногда до пушек, но, расстреливаемые в упор, взлетали на воздух. Прислуга на батареях таяла, патроны иссякали, парки давно были пусты. В борьбе творились легенды.
  До 12 часов дня артиллерия ХХ ак, выделенная в арьергард, ещё была грозой для германцев. Но к этому времени д. Волкуши уже находилась в руках противника. Его пехота наводнила лес севернее этой деревни, и, распространившись влево, оказалась в тылу арьергарда. Неприятель тотчас же открыл огонь по тылам арьергарда с западной опушки этого леса.
  В последние часы боя неизвестными судьбами в составе арьергарда оказалась батарея 84-й артбригады. Повернув орудия на 180° она встретила огнём противника, пробиравшегося в тыл арьергарда. У д. Волкуши немцы, захватив обозы и пленных, формировали из последних команды и направляли на урочище Ханус. Гл. сил корпуса, среди к-рых находились к/к, штаб корпуса и начальники дивизий, уже более не существовало.
*
 76-я герм. рез. пд со стороны Рубцова заканчивала развёртывание для наступления на Млынек в десятом часу утра. Вовремя обнаруженное дивизионом 53-ей артбригады с приданною 5-ою батр. 84-oй артбригады уже после 7 час. утра, оно нашим метким огнём было задержано.
  Вскоре арьергарду удалось обрамить батареи 53-ей артбригады пехотою 110-го, 112-го и 210-го пп. Туда же был придвинуть резерв - батальон 112-го полка. К этому же времени противник — 31-ая пд, — покончив с 209-м пп стал проникать в тыл арьергарда со стороны д. Волкуша и Марковцы. Батарея 84-ой артбригады и мортирный дивизион Сиб. тяжёлой арт. бригады, повернув на 180 градусов дула своих орудий, задерживала это наступление, но ненадолго.
  Пехота арьергарда таяла как снег, и вскоре артиллерия одна отбивалась до полного истощения всех патронов.   Батарея, другая, ещё имевшие патроны, продолжали огонь до 1 часу дня, прочие же безмолвствовали.
  Последним резервом арьергарда послужили собранные на опушке леса прапорщиком-артиллеристом С.А. Соколовым остатки рот различных частей, всего 2 сборные роты. Они были пущены в дело лично полк. Дрейером, но попали под фланговый пулемётный огонь и движение вперёд захлебнулось; роты понесли громадные потери.
  Дело было кончено к двум часам дня. Незадолго перед тем Штаб арьергарда был сильно обстрелян. Начальник артиллерии арьергарда, командующий 53-ей артбригады полковник Кисляков был убит и неск. офицеров ранено, в т.ч. и мой бывший расторопный и безстрашный ординарец вышеупомянутый прапорщик С.А. Соколов.
*
 209-ый Богородский пп вскоре был раздавлен. Этот полк получил приказ по корпусу лишь рано утром. Обнаружив свое одиночество у Богатырей после ухода соседей слева и справа и услышав у себя в тылу перестрелку, комполка понял, что он всё равно во время никуда не поспеет, и поэтому решил у Волкушского моста сдерживать противника, к-рый подходил к переправе с очевидною целью ударить в тыл нашим войскам на левом берегу р. Волкуша. В этом неравном бою доблестный молодой полк, имевший всего ок. 400 человек в своих рядах, погиб геройским образом.
  Недошедший до утра 211-ый пп занял раздельно на левом берегу оборонительное положение.
*
 Наше расположение на правом берегу р. Волкуша у фольв. Млынек привлекало на себя сосредоточенный огонь 6-ти тяжёлых и 5-ти лёгких гаубичных германских батарей с Голынки и Старожинце. Они стреляли, очевидно, по карте, ибо ок. самого Млынека стало почти невыносимо. К счастию, мы успели до утра перевести артиллерию. У самого фольварка на левом берегу пострадали гл. обр. там оказавшиеся парки и обозы. Но по мере подхода немцы корректировали свой огонь, и наши батареи и пехота начали сильно страдать от огня тяжёлой артиллерии, к-рый сосредоточился на площади примерно к квадратную версту нашего расположения.
  Пехота начала отходить, неся громадные потери, и вскоре она была низведена лишь до слабого прикрытия наших батарей. Общего управления не было. Войска были до такой степени перемешаны, что старшие начальники мало смогли влиять на ход событий в лесу. Патроны были совсем на исходе, как в пехоте, так и в артиллерии. Лесные дороги до того были забиты повозками разного рода, что привозить патроны из парковых повозок оказалось невозможным. По мере прекращения огня панорамы и замки, а где можно было и самыя орудия, бросались в реку. Лошади разстреливались из револьверов, чтобы не увеличивать добычи врага. Агония обороны шла медленно, но верно. Густые неприятельские цепи после прекращения неприятельского артиллерийского огня подходили всё ближе и ближе.
Войска, разстреляв свои патроны, дорого продавали свою жизнь. Собравшиеся остатки второочередного полка № 4 Сибирских казаков, в числе около полторы сотни, к коим пристроились ещё нек-рые артиллеристы, решили под командою своего командира полка 64-летнего войскового старшины Власова прорваться конною атакою. Казаки попали в болото и понесли большие потери от ружейного огня. Вторичная атака была для них гибельна под действием уже пулемётного огня противника. Почти все полегли.
  Наш огонь от недостатка патронов как в артиллерии, так и в пехоте, около полудня окончательно замолк. Всё ближе и ближе подходили немецкие цепи и их ружья одни трещали.
  Но Командир корпуса и не думал выкинуть белый флаг, или вступить в какие-либо переговоры о капитуляции.   Большинство должно было разделить его горькую участь военнопленного. Кое-кому временно удалось избежать этой участи; большинство всё же в конце концов были переловлены за лишь единичными исключениями в десяток офицеров и до сотни нижних чинов. Потери убитыми и ранеными, конечно, были колоссальны и не поддаются точному учёту, но имеется основание полагать, что они были очень велики в этом неравном бою. Эта заключительная драма под Млынеком происходила послe полудня.
*
В полдень положение в арьергарде достигло своего крайнего напряжения. Батареи 53-й артбригады, расстреляв патроны, безмолствовали, обрамленные жертвами боя. Они перешли в руки противника. Только две батареи, из к-рых одна 84-й артбригады, переведённые на западное направление для поддержки пехоты, ещё продолжали отстреливаться, имея незначительный запас патронов. Некоторые орудия от перегрева взрывались, ящики пылали. Но артиллерия продолжала отстреливаться. Ок. часу дня ещё дышавшие пушки, наконец, замолкли навек.
  Под немолчный гром орудий и треск пулемётов, резавших воздух, проводились партии пленных. Под начальникам арьергарда убита лошадь, рядом тяжёлым снарядом сражен к-р 53-й артбригады полк. Кисляков, перебиты лошади чинов штаба арьергарда. Бой обратился в бойню.
  Остались только две последние роты резерва, к-рые нач. арьергарда лично повёл в том направлении, где нащупывался левый фланг 76-й рев. пд. Роты прошли не более 200 шагов, как из кустов впереди по ним был открыт ружейный и пулемётный огонь, вырвавший несколько десятков убитыми и ранеными. Роты бросились назад. От издёрганных, нравственно уничтоженных людей требовали проявления чудес воли и мужества, но это было выше всяких человеческих сил.
  Взятые в плен в бою 3-го февраля у д. Махарце пленные немцы тщательно охранялись в каменном сарае у флв. Любиново, оставленные на попечение арьергарда. Чтобы избегнуть возможных репрессий в отношении русских пленных в возмездие за опустошения, к-рые могли бы быть произведены германским огнём среди германских же пленных, старшему среди неприятельских офицеров к-ру пионерной роты приказано было направиться в расположение собственных войск под флагом Красного Креста, чтобы клочок белой тряпки не позволил бы немцам думать, будто арьергард капитулирует.
 Ещё последних полчаса боя, со стороны противника несколько шквальных порывов артиллерийского огня, и всё, на всём поле сражения арьергарда было кончено. Ок. двух часов дня 8-го февраля и арьергард XX ак перестал существовать.
*
Tags: history, russian question, war economy, былое и думы, моя родина
Subscribe

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments