flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

  • Mood:
  • Music:

XX

    Последние минуты XX ак достойны того, чтобы перед памятью их безмолвно и благоговейно склонить обнаженные головы.
  Действительно, корпус умирал, но не сдавался. Знамёна закапывали или уносили с собою на груди полотнища, сорванные с древков. К/к стоял у переправы через р. Волкуш, у моста, постоянно восстановляемого, вблизи флв. Млынек, и одобрял войска. Изредка прокатывалось в ответ ему громовое дружное «ура». Под огнём 30-ти герм. батарей в котле смерти не видно было ни поднятых рук с мольбой о пощаде, ни реяния белых платков с выражением согласия на позорную капитуляцию. Окружённые со всех сторон, войска, распылившись в отдельные группы, искали спасения, отбросив всякую мысль о сдаче. Но кому удавалось прорвать густые цепи германской пехоты, тот позади неё натыкался на неприятельскую конницу, сторожившую беглецов. Здесь происходили сцены борьбы не на жизнь, а на смерть. Войска корпуса дорого продавали свою жизнь и свободу.
*
 Один из участников последнего боя и очевидец гибели XX ак, избегнувший плена поручик Фищенко (2-й батареи 29-й артбригады) в следующих выражениях изображает жуткие моменты последнего боя корпуса:

  «8-го февраля с рассветом завязался у нас последний отчаянный бой. Вся пехота прошла вперёд пробиваться штыками; батареям же приказано было выкатиться на открытые позиции, дабы оказать возможно большую помощь своей пехоте. И вот на нашем участке выкатились на опушку кустарника: 1-я батарея влево и 2-я, разбитая по взводам, — вправо. Сзади батарей на небольшом участке расположились батарейные передки, увязавшиеся за батареями парки, и даже часть обоза.
  В скором времени уже выяснилось тяжёлое положение отряда. Загремела неприятельская артиллерия в ответ на нашу и начала засыпать снарядами наш небольшой участок со всех сторон. Снаряды летели спереди, сзади, слева и справа, и всё это сыпалось в середину, в самую, так сказать, гущу, где были собраны передки и парки. Лошади падали, раздавался стон людской, и некому было перевязывать раненых…
  Но батареи, не смотря на губительный огонь неприятеля, т.к. они были на совершенно открытой позиции, геройски работали. Начались сильные потери. В первой и нашей второй батареях были подбиты некоторые орудия, зарядные ящики со шрапнелями загорелись от неприятельских снарядов. Мы потеряли уже половину номеров, лучший подпрапорщик был убит, на одном взводе был ранен комвзводом штабс-капитан Кох, на другом был ранен я. В 1-й батарее ранены командир и старший офицер.

  Но батареи продолжали непрерывно стрелять во исполнение своей последней важной задачи. Мы, так сказать, отдавались своей пехоте, желая помочь ей во что бы то ни стало пробиться сквозь третий слой неприятельского заграждения. Наконец, к полудню все патроны были расстреляны, ружейной стрельбы как-то не стало слышно; только у нас всё лопались неприятельские шрапнели и со страшным ревом разрывались неприятельские бомбы, унося всё новые и новые жертвы. Доблестной смертью погибали наши славные батареи… Оставшихся в живых и раненых номеров отвели назад, немного их осталось… С горечью покинули мы свои пушки. Не было уже у них патронов и им пришлось замолчать. Печальную картину представляли батареи: некоторые пушки лежали подбитые на боку, а подле них — груды мёртвых героев. Сразу не хотели мы портить уцелевшие пушки, — слишком больно было. Мы все надеялись, что может быть ещё подоспеет помощь, и тогда снова воскреснут батареи на страх врагам и на новые подвиги
  Затрещали винтовки, но уже не своей пехоты: это немцы со всех сторон властно выходили на опушку нашей маленький безоружной теперь крепости, чтобы забирать трофеи и тогда только мы безмолвно кинулась и сделали последнее, самое тяжёлое — испортили свои дорогие так долго служившие с нами пушки. Но вот последнее сделано, и мы решили ни за что не сдаваться в плен, а бежать, кто как может; чтобы затем снова начать войну…».
  Сохранились имена многих офицеров и солдат, прорвавших кольцо германского окружения и счастливо завершивших свою одиссею: нач. арьергарда генштаба полк. Дрейер, ст. адъютант штаба 27-й пд капитан Шафалович, к-р 108-го Саратовскою пп полк. Белолипецкий, поручик Фищенко, штабс-капитан 27-й артбригады Шаповальннков, адъютант 2-го дивизиона той же бригады поручик Островский, 113-го Старорусского пп подпоручик Юшкевич, сотник 34-го Донского казачьего полка Быкадоров, и.д. начальника штаба арьергарда генерального штаба штабс-капитан Махров, 29-й артбригады мл. фейерверкер Рейнгард, 27-й артбригады канонир Воробей, 114-го Новоторжского пп солдаты Давыдов, Панигоров, Котельнич, Чеколаев, Кондратьев, 4-го Сибирского казачьего полка Кучма и многие другие.
*
 Последний бой XX ак, его попытки прорыва германцы считают «чистым безумием». Это лучшая похвала врага, называющего вместе с тем самый прорыв «героическим подвигом». (Приложение № 22).
*
Общий подсчёт потерь в XX ак с 31 января по 8 февраля 1915 г.
состояло убыло
Пехота офицеров 513 349 68%
нижних чинов 35505 27998 79%
Артиллерия офицеров 204 124 61%
нижних чинов 9311 5701 61%
лошадей 8159 5446 67%
орудий 158 158 100%
обозных повозок 627
Обозы повозок 1232
*
 Торопясь завершить окружение и ликвидировать части XX ак, чтобы иметь развязанными руки для борьбы на Бобр–Наревском фронте, германцы на этом пути встретили отпор такой силы, к-рый внушил им мысль, что они имеют дело с «остатками Х русской армии». Т.обр. XX ак поглотил энергию удара всей гр. ген. Эйхгорна и привлёк к участию в погашении арьергарда Х армии также и 2-ю пд I ак. И если сопоставить весь первоначальный размах творческой мысли фельдмаршала Гинденбурга с итогами операции, то не трудно взять под подозрение полноту удовлетворённости германского полководца.
*
Остатки русской 10 а нашли свою судьбу в юго-восточном углу Августовского леса на пространстве Липины–Любиново–Волькуш–флв. Млынек (см. схему 6-ю).
До утра 21 ген. Эйхгорн продвинул свои войска след. обр.:
с северо-запада и севера от Грушки–Рудавка наступала 42-я пд;
с северо-востока к ней примыкала 77-я рез. Пд
и с юга притянутая от Голынки 2-я пд.
На юго-западе и западе кольцо замыкала 76-я рез. пд.
Русские почувствовали себя в железном кольце. Несколько дней подряд их преследовали без дорог, в густом лесу. То им приходилось пробиваться по глубокому (ок. 1 м вышиною) снегу, то по топям и оттаявшим болотам. В течении последних дней уже не было речи о каком-либо нормальном продовольствовании и ещё того менее о каком бы то ни было отдыхе. Постоянно их тревожило ожесточённое преследование, и теперь казалось им не было спасения. Но они и не думали сдаваться. Неся огромные потери, они всё же пытались прорваться, надеясь, вероятно, получить наконец поддержку из близлежащей крепости Гродно. Русскому командованию, вероятно, являлся страшный призрак боя при Танненберге! Ген. Сиверс, оставивший свою армию на произвол судьбы и не видя больше выхода из создавшегося положения, умолял русское верховное командование о переброске всех возможных сил для помощи его окруженным дивизиям. И действительно, русские произвели вылазку из Штабина через Бобр, но были здесь задержаны 40-м рез. к и 4-й кд и после кровопролитного боя с большими потерями отброшены. Равным образом и за Неманом в окрестностях Олиты обнаружилось какое то движение, но и здесь германское командование подготовило достаточно сил для отражения удара в тыл окружавшей армии. В мудром предвидении 78-я рез. пд после успешного боя в Августовском лесу была переброшена в окрестности Сейны. К-р 39-го рез. к генерал-лейтенант ф. Лауенштейн 17-го был назначен командующим всеми силами, направленными на Олита–Ковно. Доблестная 1-я кд, защищавшая тыл германских войск со стороны Неманской оборонительной линии с помощью сражавшихся рядом с нею частей, не взирая на небезопасные положения, в коих бывали немцы, 21 числа отбила вылазку, предпринятую из Гродно крупными силами, вероятно, 25-го русского ак. Конечно, бой со столь ожесточенным противником, сражавшимся не на живот, а на смерть, вызвал и у нас большие потери.
*
 Наступление не предварённое разведкой тем не менее началось в 10 часов утра; для армии и это своего рода — coup de force.
 Полк. Грузинцев повёл наступление от д. Гожа, но, остановленный превосходными силами германцев, вынужден был с отрядом перейти обратно за Неман и взорвать мост. Отряд, к-рому уместно было на этот раз обеспечивать переправу, не выходя из рамок пассивной обороны, перешёл в наступление, раздразнил противника, напоролся на превосходные силы, поплатился мостом и произвел тревогу в штабе армии донесением, что против него наступает германский корпус. < Отряд Грузинцева, вопреки полученной задаче, повёл наступление от д. Гожа, но потерпел неудачу и, отойдя за р. Неман, взорвал за собой мост, преувеличенно донеся, что против него наступает целый корпус противника, что, конечно, в штабе армии вызвало тревогу. >
  XV ак начал энергичную атаку на д. Рыгаловка, но правофланговый его участок подвергся сильнейшему огню тяжёлой артиллерии из-за д. Копчаны и обходу со стороны д. Раковичи. 23-й Низовский пп, наступавший на правом фланге, при обходе немцев дрогнул и, понеся потери св. 1000 человек при 19 офицерах, начал отходить назад. За ним потянулись остальные части XV ак.
  XXVI ак, переправившись через Бобр на участке Рогачи–Ягинты, оказал содействие соседнему корпусу, атаковавшему Рыгаловку, и намеревался атаковать Липск, но отход XV ак сделал это наступление опасным. От него пришлось отказаться.
  III Сиб. корпус, прекрасно руководимый, понял свою задачу много шире, чем это указывалось приказом по армии. Не удовольствовавшись ролью «содействовать общему наступлению, удерживая находящегося перед его фронтом противника», и не ожидая момента, когда противнику заблагорассудится поставить себя в положение для воздействия, III Сиб. корпус выбил немцев из южной Ястржембны и Острова. Он уже готовился атаковать Сев. Ястржембну и Штабин, но отход других корпусов, а также понесённые потери заставили его в свою очередь отойти в первоначальное положение. < III Сиб. к частями 8-й Сиб. д уже выбил немцев из дд. Остров и Ястржембны Южной и вёл подготовку для атаки Ястржембны Северной. >
  Наступлению X а германцы противопоставили сравнительно незначительные силы. Закончив перегруппировку в интересах усиления армии, собиравшейся на Нареве, герм. командование к 8 февраля располагало на рубеже Бобра двумя ак с двумя кавдивизиями. У Сопоцкина находилась 78-я рез. пд XXXIX рез. к с 1-й кд, а у Липска стоял XL рез. к с 4-й кд. Только эти части встретили и отразили наступление Х а.
  Наступление, стоившее нескольких тысяч жертв, предпринятое в благородном порыве выручить своих боевых товарищей, явилось бесцельным и оказалось безрезультатным. В слепую нацеленное, поздно начатое, оно совпало своим началом с моментом гибели гл. сил корпуса.
  Какое-то ничтожное обстоятельство, быть может самой низменной природы, простая случайность, — неизменный императив на войне, — завершило торжеством грандиозно задуманную германским командованием операцию. В течение многих дней его план был на волосок от полного крушения и разрешился бы мыльным пузырём, если бы несмотря на целый ряд чудовищных недоразумений и ошибок, устилавших весь путь XX ак, последнему всё же удалось в последний момент выскользнуть из тогда ещё не сомкнувшихся объятий германского бога войны.
  Громовые раскаты батарей X а, мнящих, что они несут войскам ген. Булгакова радостную весть о близком освобождении, одиноко, без отклика, пронеслись по долине Бобра и прокатились скорбным эхом в Августовских лесах над могилой XX ак, отзвучав лишь прощальным погребальным салютом.
*
 Наступление успеха не имело и в общем свелось к следующему:
  три полка XV ак, выйдя на указанное им направление в 9 ч. 40 мин. утра начали наступление от д. Тричи на дд. Рыгаловка, Панарлица и энергично атаковали д. Рыгаловка, но, обойдённые со стороны д. Раковичи и обстрелянные огнём тяжёлой артиллерии со стороны Копчаны, понесли большие потери и отошли на Гродненские форты. Особенно пострадал при этой атаке 23-й Низовский пп, понёсший потери более 1000 человек при 19 офицерах.
  Только в 6 ч. 55 мин. утра 8 / 21-го февр. был в XXVI ак получен приказ о наступлении. Во исполнение этого приказа между 8 ч. 20 мин. и 11 ч. 20 мин. утра были отданы распоряжения:
  64-й пд наступать от д. Дубасно на Пашковский мост, дд. Хоружовцы, Рыгаловку, Курьянку, Липск, держа связь с левым флангом XV ак;
  частям Российского наступать на Рогожин–Липск с юга.
  Конечной целью ставилось частям корпуса овладение Липском во что бы то ни стало.
  Головной полк 64-й пд перешёл было уже Пашковский мост, но дальше не продвинулся, т.к. у д. Панарлица его путь пересекали части XV ак, наступавшие с востока. Дивизия развернуться не могла и остановилась; действия же на левом фланге корпуса частей Российского свелись только к попыткам наступать от Шушалево на Ялово, отбитым огнём неприятеля.

  К/а, к-рому было известно, что с утра 8 / 21-го февраля к югу от Сопоцкина слышна сильная стрельба, естественно, считал, что это ведут бой на прорыв части XX ак, а потому всемерно подталкивал войска вперёд; но на гл. направлении они потерпели уже неудачу и частично стали отходить.
  Вместе с тем ок. 18 часов было получено донесение от Российского, что ок. 10 часов утра 8 / 21-го февраля у д. Богатыри XX ак упёрся в передовые Гродненские позиции, занятые немцами, и, будучи окончательно стеснённым, сдался в плен.
  Сведения эти были получены через нескольких прорвавшихся казаков. Особой веры им не придали, т.к. ранее прорвавшиеся части 113-го и 114-го пп принесли вести более утешительные, и ок. 19 часов Сиверс ещё раз попробовал приложить все усилия для выручения ХХ ак.
  Но уже в 20 часов, исходя из того, что д. Рыгаловку взять не удалось, что части Грузинцева под натиском целого корпуса германцев отошли, а по сведениям прорвавшихся из XX ак казаков этот корпус положил уже оружие, к/а приказал дальнейшее наступление приостановить.
  К-р XXVI ак протестовал, основываясь на том, что сведения, переданные казаками, могли быть ложными, но к/а велел ответить, что части XV ак понесли большие потери на своём правом фланге и принуждены отказаться от наступления, и т.к. обнаружены большие силы противника против м. Гожа (донесение Грузинцева), то оставление войск на ночь впереди фортов он, к/а, считает рискованным, и сейчас II и XV ак уже отходят назад. Если обстоятельства позволят, добавляет Сиверс, то завтра наступление возобновится. До тех же пор надлежит укрепиться на занимаемых позициях, тем более что и III Сиб. стр. к возвращает свои части, перешедшие сегодня на правый берег р. Бобра, обратно.
  В итоге действия свелись к возвращению всех войск в первоначальное положение, кр. 64-й пд XXVI ак, к-рая заняла и закрепилась своими передовыми частями у д. Панарлица.
  Попытка оказать помощь XX ак никакой пользы не дала. С одной стороны, они были запоздалыми, с другой наступление велось частями XV и II ак, совершенно неподготовленными в смысле разведки.
  Начало общего наступления для выручки XX ак было назначено в 10 часов утра, но только части XV ак смогли начать наступление вовремя; XXVI ак получил приказ только в 6 часов утра и закончил отдачу распоряжений в 11 ч. 20 мин. утра, вследствие чего получился разновременный удар. Пути наступления XXVI и XV ак пересеклись, и 64-я пд вынужденно бездействовала достигнув д. Панарлица, хотя этого могло и не быть при достаточно внимательной разработке приказа армии № 7, чего не было при общей торопливости.
  Наступление это немцы отразили, как они пишут, конными частями при поддержке 2-й пд, т.е. сравнительно незначительными силами.
  Т.обр. небольшие немецкие части, проникшие между Августовскими лесами и Неманом, занявшие положение тылом к крепости Гродно, сыграли решающую роль в судьбе центра 10-й русской а. Тут сказалась та высокая степень воспитания немецких начальников и войск, которые смогли сражаться, будучи поставленными в весьма тяжёлое положение без всяких сообщений.
  Этой попыткой Сиверса к освобождению XX ак мы и закончим период зимней операции в Вост. Пруссии и перейдём позже к оценке в смысле результатов её для обеих сторон.
*
 Что же делал ген. Сиверс и его армия в Гродно когда у самых ворот крепости погибал брошенный на произвол судьбы XX ак? Отведя XXVI ак, а затем и III Сиб., усилившись II и XV ак, он ничего решительно не предпринимал в эти трагические дни. 8 февраля, развернув XV, II и XXVI ак, он перешёл с ними в коротенькое наступление (наряду с покушением Сирелиуса в Нейденбурге). Заминки в одном полку XV ак оказались для этого не в меру «методичного» военачальника достаточными для задержки остальных 23-х полков. XX ак мог быть спасён, но не с таким командиром, как ген. Булгаков, и не с таким к/а, как ген. Сиверс.
  На примере ген. Булгакова мы констатируем одну из язв нашей военной системы: назначения — даже в военное время — не по заслугам, а по мёртвой линии старшинства. Булгаков был назначен взамен принявшего 2-ю а ген. Смирнова по представлению ген. Ренненкампфа как старейший начальник дивизии (25-й) 1-й а. Никаких других заслуг у ген. Булгакова не было, а в 1-й а имелись между тем блестяще уже себя проявившие ген. Адариди и Розеншильд-Паулин.
*
 В своём документальном труде ген. Хольмсен приводит данные о численном составе 10-й а. Из 126000 человек при 516 орудиях она вывела 70000 человек и 331 орудие. Потери составили, т.обр., 56000 человек и 185 орудий.
*
 В экономическом отношении немцы получили возможность уже весной 15 года засеять поля В. Пруссии, дававшие ежегодно в общем до 125 млн. пуд. злаков, свыше 500 т. беженцев вернулись на свою землю.
*

  Такой невероятной катастрофой закончилось движение XX ак из В. Пруссии к Гродне. Брошенный соседями, слишком слабо поддержанный извне, плохо управляемый, он погиб под стенами собственной крепости.
  Только чувство врождённой дисциплины и опасение расшатать её в столь критическую минуту в войсках, могло сдержать от принятия крайних, самых решительных мер против такого управления.
  „Многочисленные штабы, огромные обозы, маленькие способности, большие поражения“.

  Вековечный русский двойной крест врага внешнего и врага внутреннего.
Tags: history, russian question, war economy, былое и думы, моя родина, русская повестка дня
Subscribe

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments