flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

  • Mood:
  • Music:

Great War

Monday, February 22, 1915 Montag. 22. Februar
Der dänische Geschäftsmann Hans Niels Andersen führt auf Initiative des dänischen Außenministeriums in Petrograd Gespräche über die Möglichkeit eines Sonderfriedens zwischen Russland und dem Deutschen Reich.
*
(9 февр.) Остатки 20 ак 10 А (рус.) полностью уничтожены 10 А (герм.) в Августовских лесах.

  12 А ген. В. Плеве контрударом остановила наступление германцев.
  Потери русских в Августовской операции 7–22.02. (25.01.–9.02.) 1915 г. составили ок. 200 тыс.чел., в т.ч. 90 тыс. пленными.
  114-й Новоторжский пп в 6 час. утра прибыл в Гродно.

Осовец
  Для занятия Сосненской позиции предназначался Ширванский полк с 2-мя ротами епифанцев.
  Операция отхода на эту позицию, а остальных сил — в крепость, была произведена настолько скрытно, что противник на следующий день до 9-10 часов продолжал обстреливать оставленную позицию.
  Гарнизон крепости усилился прибытием Апшеронского полка, но зато части 57-й пд пришлось направить к д. Тростяны в виду попыток противника к переправе через Бобр ниже крепости.
*
Уже с 9 февраля противник начал обстреливать тяжёлой артиллерией сперва Заречную позицию и форт № 2, а в следующие дни также и крепостной плацдарм.
*
Т.обр. закончилась борьба за передовые позиции крепости Цемношие–Белашево.
  Войскам пришлось действовать при крайне неблагоприятных условиях: отвратительная погода, болотистая местность, отсутствие жилья, необеспеченность горячей пищей истощили силы людей; большую помощь оказала крепость, посылая стрелкам консервы, белый хлеб, тёплое бельё, принимая раненых и больных в тыловые лазареты.
Много было положено труда, пережито лишений, много пролито крови, но основная задача — оттянуть на крепость значительные силы противника, не позволить последнему ворваться в крепость и выиграть время для приведения всех верков в тяжёлый зимний период в оборонительное состояние — была выполнена.
  Противник понёс большие потери, особенно досаждала ему точная стрельба крепостной артиллерии и короткие, но мощные контрудары пехоты, гл. обр. Ширванского полка — в бою 21 февраля противник не выдерживал атак этого полка и поворачивал назад.
  Необходимо указать на отсутствие должной разведки со стороны противника и вообще на малую его активность. Отход большого количества русских войск 22 февраля на крепость по узкой гати длиной ок. 1 км при более энергичном противнике мог окончиться для отступающих катастрофой.
*
Боевые силы блокадного германского корпуса и Осовецкой крепости к 22 февраля 1915 г.

  Непосредственно перед крепостью была расположена 11-я ландв. д с приданными ей частями (схема 13);
  а) правый фланг (Окрасин–Мцихи): 76-й ландв. п;
  б) центр (Цемношие–Белашево, Климашевница): в первой линии — 5 и 75-й ландв. п, 249 и 266-й рез. полки и 33-й фузилёрный полк; во второй линии — 44-й пп и 147-й эрзацбатальон;
  в) левый фланг (Капице–Пржеходы): в первой линии — 18-й ландв. п и 41-й эрзацбатальон.
  Кроме того, у Руда были расположены как общий резерв три ландштурменных батальона и в Граево 250, 251 и 252-й рез. полки.
  Всего блокадный корпус состоял примерно из 40 б-онов пехоты, воздухоплавательного и пионерного батальонов, различных вспомогательных отрядов и 17-ти батарей осадной артиллерии следующего состава:
     42-см орудий — 1 батарея — 2 или 4 орудия,
  30,5-см орудий — 4 батареи — 16 орудий,
    21-см орудий — 4 батареи — 16 орудий,
    15-см орудий — 5 батарей — 20 орудий,
  107-мм (42-лин.) орудий [??????] — 3 батареи — 12 орудий.
  Итого: 17 батарей с 68 тяжёлыми орудиями.
  Кроме того, блокадному корпусу были приданы 7-й тяжёлый артполк и неск. батарей 12-го мортирного Саксонского полка.
  Кавалерии было мало — всего два ландверных эскадрона.

  К 23 февраля расположение сил гарнизона крепости было таково:
  а) Передовая Сосненская позиция — Ширванский полк, две роты Епифанского полка, 4 лёгких полевых орудия и восемь крепостных тяжёлых орудий; всего 4 ½ б-она.
  б) Заречная позиция (2-й отдел обороны) — 81-й пех. Апшеронский полк; всего 3 ¾ б-она.
  в) Гл. крепостная позиция (1 и 3-й отделы обороны) — Пермский полк, 2 б-она ополченцев и 10 полевых орудий; кроме того, в Гониондз (4-й отдел обороны) было расположено 1 ½ б-она ополченцев и 10 полевых орудий; всего 7 ½ б-онов.
  На главной крепостной позиции было расположено 64 крепостных тяжёлых орудия.
  г) Правый фланг от Гониондз до Карповичи — 1 б-он ополченцев, 7 сотен и эскадронов кавалерии и 2 полевых орудия.
  Всего на вооружении крепости находилось:
  15-см пушек в 190 и 120 пуд. — 39 орудий,
107-мм пушек — 26 орудий,
122-мм гаубиц — 4 орудия,
  15-см пушек Кане — 2 орудия,
  15-см гаубиц (броневая установка) — 1 орудие.
  Боекомплект на каждое тяжёлое орудие в количестве 750–1000 выстрелов на орудие хранился в пороховых погребах.

Прасныш
  Обстановка к 22 февраля сложилась следующим образом: дивизия ген. Верница вышла на шоссе Млава, Прасныш у Грудуск а восточнее его; 36-я рез. пд к концу дня заняла Воля Вержбовска и этим отрезала оборонявшимся в Прасныше русским частям пути отхода на Цеханов. Тогда к-р 1-го Турк. к решил временно для прикрытия путей из Цеханова загнуть правый фланг своих позиций южнее Воля Вержбовска.
*
На след. день 2-й Сиб. к достиг 6–8 км зап. Остроленки, а 1-й Сиб. к — Пултуска. Здесь они и заночевали.

General P.A. Pleve’s newly formed Russian 12th Army counterattacked between the Narew River and the East Prussian frontier near Lomzha and Plotsk. The action brought the German 8th Army advance in the Masurian district to a halt.
In north Poland, there was heavy fighting along the front, especially near Przasnysz, where strong German attacks by von Gallwitz were repulsed.
In Poland, the Russian 1st Army was holding a line from Prazasnysz to the Orzhits River, west and northwest of Warsaw.

  9.II. На правый фланг Гвардии на участок лес зап. Моцарже искл.–Сестржанка включ. выдвинута из резерва 1. Кавк. стр. бриг.
  Противник: На усиление левого фланга группы Шольца направлена 6. Ландв. пеx. бриг.

Russians made successful attacks against the Austro-Hungarians southeast of Stanislau.
Galicia – Big battle begins south of Dolina-Stanislau

  Соображения главковерха относительно возможности отхода левобережных армий С.-З. фронта на тыловые позиции и изложенный г. Янушкевичем план действий противника, вызывающий с нашей стороны необходимость усиления Карпатской гр., а в особенности армий, действующих в направлениях на В. Пруссию, вызвали со стороны, г.-ад. Иванова возражения, изложенные в телеграмме 9 (22) февр. 1915 г. В этой телеграмме г.-ад. Иванов вполне определённо выразил, что он считает себя „слишком мало ориентированным основных решениях“ Ставки.
  „Какая задача поставлена вообще С.-З. фронту и что должен сделать, какую должен преследовать цель при вновь слагающейся обстановке вверенный мне фронт?… Полагаю, что совершающиеся события требуют определённых решений по этим вопросам путём ли получения повеления главковерха, путём ли выработки их на особом совещании“. Т.обр., главюз через 4 дня после совещания в Седлеце считал себя в полном неведении как относительно общей задачи данного периода войны, так и относительно задачи вверенного ему фронта.
  Да и немудрено, т.к. ни в совещании 4 (17) февраля в Седлеце, ни после него эти краеугольные вопросы Ставкой не решались и всё дело ограничивалось лишь подразделением районов на главные и второстепенные, а также соображениями о переброске сил с левого берега Вислы на крайние фланги нашего обширного фронта. Общими целями войны и вытекающими отсюда задачами фронтов верховное гл-ние не задавалось. Это отсутствие определённо и твёрдо поставленных целей (задач) приводило к отсутствию плана действий и обращало войну (с нашей стороны) в какую то кровавую свалку, без перспективы и без ясного сознания участниками её внутреннего смысла их действий. Вполне определённо можно утверждать, что в это время не только каждый воин, но даже и каждый крупный начальник, совершенно не понимали своего маневра.
  В противоположность мнениям Ставки по соображениям г.-ад. Иванова, изложенным в телеграмме № 1459, все имеющиеся данные „обрисовывают смысл настоящих действий противника так: мощными демонстрациями на крайних флангах нашего обширного фронта растянуть до пределов возможного наши силы, отвлечь их на фланги, затем, пользуясь своею подготовленною сетью железных дорог, направить удар против центра на Варшаву и от Кракова вдоль Вислы. Для облегчения последней задачи у Одерберга собран германский резерв до 40 б-онов, существовании которого получаются настойчивые сведения“. Следовательно, вопреки предположениям Ставки г.-ад. Иванов находил, что в В. Пруссии и в Карпатах противник только демонстрирует и что главного удара с его стороны надо ожидать в центре нашего расположения.
  „Если последние сведения С.-З. фронта верны, то между Неманом и Оржицем противник развернул девять корпусов, т.е. пока не такие силы, какие необходимы для выполнения операции решительного характера“, говорится в телеграмме, и как вывод отсюда: „меры предосторожности принять необходимо, но совершать полную перемену фронта, широкое перемещение сил не будет ли означать окончательного подчинения нашей воли желаниям и намерениям противника, что и опасно и не желательно“. Но в том то и дело, что в это время уже состоялось подчинение воли верховного гл-ния воле противника и отказ от инициативы в действиях был налицо с нашей стороны.
  „Оставление на левом берегу Вислы ныне занимаемых позиций и занятие прибрежных, хотя и обширных тот де понов повлечёт за собой при переносе сюда противником гл. удара потерю среднего течения Вислы, что будет знаменовать потерю кампании и постановку наших армий крайне тяжёлое стратегическое положение для последующих операций, ибо форсировать такую реку при нашей бедности техническими средствами трудно и без владения среднею Вислою будут на весу все наши операции Галиции“.
  Затем в той же телеграмме г.-ад. Иванов приводит подробный перечень тех осложнений для Ю.-З. фронта, к-рые произойдут, если левобережные армии С.-З. фронта отойдут на тыловые позиции. „Заканчиваю свой ответ просьбою ознакомить меня определённо с целями г. Рузского, поставить сообразно с сим задачи мне. Только при таком условии наши действия будут согласованы и направлены выполнению идеи Верховного Гл-щего. Не будет ли Его Императорскому Высочеству благоугодно выслушать мой доклад и доклад г. Алексеева, или собрать совещание и поставить своё решение“. На этот раз г.-ад. Иванов оказался достаточно настойчивым в требовании ориентировать его в идеях ближайшего периода войны и в требовании поставить ему вполне определённую задачу, Но, повторяем, у верховного гл-ния не имелось разработанных данных для удовлетворения этого законного и вполне естественного требования со стороны г.-ад. Иванова.
  Итак, принятое Ставкой решение ослабить левобережную группу для усиления прежде всего правобережных армий С.-З. фронта, а затем и Карпатской группы, встретило возражение в том смысле, что при этом для германцев облегчается гл. удар, к-рый, вероятно, последует с их стороны на левом берегу Вислы. Нельзя не согласиться с тем, что и для нас и для германцев в это время главнейшим районом был именно плацдарм на левом берегу Вислы и, следовательно, здесь необходимо было наносить германцам главный удар и отсюда следовало ожидать удар с их стороны. Но решение задачи за противника и действия по его обращениям, хотя бы предполагаемым, видимо, глубоко запало в умы и сердца оперативных деятелей ставки этого периода войны.
  Историческая правда требует всё-таки отметить, что уже в это время, т.-е. в феврале 1915 г., г.-ад. Иванов обращал внимание Ставки на сосредоточение к западу от Кракова германского резерва. Как бы в дополнение г.-ад. Иванов в особой памятной записке на имя главковерха от 9 (22) февраля 1915 г. [Д. Шт. В. Гл. 369д, № 3. ч. IX. Л. 72.], убедительно просил не ослаблять Ю.-З. фронт для усиления С.-З.
*
22-го февраля Командование 10-ой герм. а всё ещё находилось под впечатлением нашего проникновения накануне до Ястржембны. До решительного боя не дошло, т.к. русские очистили правый берег Бобра до того времени, когда атака прибывших на помощь герм. 80-oй д могла бы сказаться.
  Расположение герм. 10-oй а в этот день представляло следующую картину:
  на угрожаемом участке по обе стороны ж/д из Августова — 80-ая д;
  4-ая кд для охраны зап. течения Бобра.
  За этим участком в резерве к югу от Августова находилась 75-ая рез. пд (один полк был выделен в Граево в состав 8-ой а).
  Сильно перемешавшиеся между Липском и Августовским лесом 76-ая и 79-ая рез. пдсосредоточились к Липску и западнее.
  2-ая пд осталась у Рыгаловки фронтом к Гродне и к Бобру.
  Севернее фронтом к Гродне примкнула к Сопоцкину с юга 31-ая пд. За нею резервом в деревнях за Голынкою стала 42-ая пд. Штаб XXI ак находился в Сопоцкине.
  78-ая рез. пд из Сейн перешла в Копциево, где она расположилась своими гл. силами, закончив начатую русскими постройку моста у Свентоянска и перебросив на правый берег несколько рот.
  В Лейпунах части 1-ой кд прикрывали фланг.
  В Серее находился один б-он 5-ой Гв. пех. бр. Главные силы бригады занимали ещё строившуюся укреплённую озёрную позицию у Симна.
  16-ая ландв. д расположила свою эрзац-бригаду в Мариамполе, Пильвишках и Вильковишках, имея один ландв. полк в 8-ой a, а другой — у Вержболово готовым к посадке в вагоны.
  Из бригады Эзебек один полк был притянут к Вильковишкам, а др. 25-го февраля был отправлен в Лык в состав 8-ой а. У Таурогена оставался отряд Гофмана.
*
Serbia: Rear-Admiral Troubridge reaches Belgrade to command Royal Navy detachment, wears Serb general’s uniform to avoid confusing sentries and soon establishes harmony with Russian and French contingents. 27 Royal Navy gunners follow with 8 x 4.7-in naval guns to complete Belgrade’s river defences.

Adolf Heyrowsky, Flik 9 claim Balloon at Belgrade

Britain: German FF29 seaplane bombs Coggeshall and Colchester barracks; plane ditches at sea, crew taken PoW (night February 21-22).
*
France: German Army airship LZ29 drops 2000lb bombs on Calais (night February 21-22). / Calais mit Bomben belegt. / Die französische Stadt Calais wird in der Nacht von einem deutschen Luftschiff bombardiert, dabei wird u.a. ein Teilstück der Eisenbahnlinie völlig zerstört.

Paris, 22. Februar. (Priv-Tel.)
Die „Agence Havas“ meldet:
Ein deutsches Luftschiff hat heute morgen 4.10 Uhr Calais in der Richtung nach Osten überflogen. Es hat Bomben abgeworfen, die das Bahngeleise der Bahnlinien St. Omer nach Hazebrouck und Dünkirchen beim Bahnhof von Foutinettes beschädigten. Der Schaden ist bereits ausgebessert. Drei abgeworfene Bomben haben keinen Schaden verursacht. Zwei Bomben fielen dagegen in einer Straße beim Bahnhof nieder und beschädigten zwei Gebäude. Es gab fünf Opfer.
Die „Frankfurter Zeitung“ bemerkt zu dieser Meldung:
Die Tatsache dieses Luftbesuchs und der Bombardierung, die auch in den französischen Tagesberichten erwähnt sind, dürfte in Wirklichkeit den Verbündeten beträchtlich unangenehmer sein, als man zunächst aus dieser Meldung schließen könnte. Es ist bekannt, daß beträchtliche englische Truppentransporte in diesen Tagen gelandet sind und an die Front geschickt werden sollen. Ihre Fahrt dürfte durch die Zerstörungen, die durch die Zeppelinbomben angerichtet worden sind, immerhin gestört worden sein, selbst wenn es den Franzosen wirklich gelungen sein sollte, die Schäden auf den Bahnlinien rasch wieder auszubessern. Ein Blick auf die Karte zeigt, daß für die Bombardierung ein äußerst günstiges Gebiet ausgewählt worden ist. St. Omer ist ein außerordentlich wichtiger Knotenpunkt, über den unter anderen die Hauptverbindung von Calais und Dünkirchen nach Bethune und dem ganzen weiteren Kampfraum von Lille, sowie die Linie nach Hazebrouck und Armentieres führt. In dem dicht südöstlich von St. Omer gelegenen Bahnhof von Les Fontinettes mündet auch die direkte Linie, die von Boulogne über St. Omer zur englischen Front läuft. Man begreift darum, warum die Franzosen es nicht nur eilig haben, den Schaden wieder auszubessern, sondern auch das Publikum diesseits und jenseits des Kanals zu beruhigen.
*
Marne: Heavy bombardment of Reims Cathedral.
French capture trenches and two woods on the line Souain–Beausejour.

Der Sattelkopf nördlich Mühlbach (Vogesen) von deutschen Truppen im Sturm genommen.

Net completed across Irish Sea between Scotland and Ireland, denying it as a submarine route. Irish Sea: British net barrage begun across North Channel, 7 lines of drifters.  Net barrage across North Channel, between Ireland and Scotland, established.
*
Приближалось 22 февраля — дата начала подводной войны, — и потихоньку стали вырисовываться детали её проведения. Было выбрано три главных района — южная часть Ирландского моря, по к-рой проходили морские пути на Бристоль и Ливерпуль, Английский канал, где сосредоточились не только прибрежные перевозки, но также пролегали торговые маршруты на Саутгемптон и Лондон. Кроме того, здесь была велика вероятность наткнуться на транспорт, перевозящий войска из Англии во Францию. Третий участок располагался у северо-восточного побережья, где можно было перехватывать угольщики, идущие на юг из Ньюкасла, а также грузы балтийской торговли.
Фон Пол получил высочайшее одобрение на начало своей кампании 22 февраля 1915 г.

Only 3 U-boats at sea on first day of offensive (7.3 average until September).
*
The Kronprinz Wilhelm met with no further success until February 22nd, when the British s.s. Chasehill (4,583 tons) was intercepted on her passage from Newport News to Zarate, La Plata, with coal. The master (Mr. R. H. Kidd) and the crew were transferred to the Kronprinz Wilhelm, and a prize crew was put on board the Chasehill. The German vessel then took out of the British ship practically all the coal.

Der englische Truppentransportdampfer „192“ bei Beachy Head (Südküste Englands) von einem deutschen U-Boot versenkt.
The Evelyn, bound for Bremen, is blown up by a torpedo off the coast of Germany, the first American ship sunk in European waters since the outbreak of the war.
HMAS Australia was made flagship of the 2nd Battlecruiser Squadron (2nd BCS) of the Battlecruiser Fleet, part of the British Grand Fleet, on 22 February.
French cruiser Desaix landed marines at Akabah (Red Sea); Turks driven out.

Dardanelles
On February 22 the French Government had issued orders for the formation of a Corps Expeditonnaire d’Orient which was to include one infantry divisionItaly continued to press Austria-Hungary for territorial concessions.
Отъ штаба Верховнаго Главнокомандующаго 9 февраля.
Германцы, убедившись рядом исключительных атак, стоивших им неисчислимых жертв, в невозможности прорвать наше расположение на левом берегу Вислы, приступили в течение минувшаго января к осуществлению новаго плана.
  Закончив формирование внутри государства нескольких новых корпусов и решившись на дальнейшую переброску своих войск с их западнаго фронта против нас, они, неизменно пользуясь своей широко развитой сетью железных дорог, бросали большия силы в Восточную Пруссию, имея задачей разбить нашу десятую армию, которая занимала укреплённыя позиции вдоль Ангерапа и Мазурских озер. Для обеспечения успеха этого удара германцы перебросили также часть своих сил на правый берег реки Вислы и фронты рек Бзуры и Равки.
  Усиление германцев в Восточной Пруссии начало обнаруживаться уже с 22-го января, но размер его мог быть выяснен лишь несколькими днями позднее. Не имея возможности в виду недостатка железнодорожных линий с необходимой быстротой собрать на фронте Восточной Пруссии силы, необходимыя для должнаго отпора, соответствующим начальством было принято решение отвести упомянутую выше армию из Восточной Пруссии в направлении к пограничной полосе и далее к рекам Неману и Бобру.
  При означенном движении правое крыло десятой армии, теснимое весьма большими силами и угрожаемое обходом с праваго фланга, принуждено было к весьма спешному отходу в направлении на Ковно. Своим быстрым движением оно обнажило фланг следующаго корпуса, который этим был поставлен в исключительно тяжёлое положение, выйти из котораго удалось лишь отдельным его частям. Остальные корпуса десятой армии, ведя непрерывные упорные бои, медленно отходили по назначенным им направлениям, доблестно отбиваясь от наступавшаго противника, нанося ему жестокия потери и преодолевая те неимоверныя трудности, которыя создал глубокий снег, занёсший все дороги.
  Вследствие неблагоприятнаго состояния дорог автомобили лишены были возможности двигаться, поезда опаздывали и частью не доходили по назначению. Медленно, шаг за шагом, отходя, наши корпуса, составлявшие левый фланг десятой армии, в течение девяти дней задерживали противника на расстоянии, обычно проходимом в четыре дня. К 6-му февраля эти корпуса, отходившие чрез Августов, вышли из боя и заняли указанныя им места.
  В настоящее время боевыя действия на германском фронте продолжают развиваться на подступах к Оссовцу, на путях от Ломжи к Едвабно, к северу от Кадзидло и на полпути между Плоцком и Плонском. Местами бои ведутся со значительным упорством.
  На правом берегу Вислы, на путях от Плоцка, среди германских войск обнаружены австрийския части.
  За два последних дня нами захвачено в плен до тысячи германцев.
  В Галиции неприятель в течение 6-го и 7-го февраля после сильнейшей артиллерийской подготовки повёл наступление в районе к северу от Закличина, но после троекратных атак был отброшен.
  Бои между Мезо-Лаборчем и верхним Саном продолжаются, при чём атаки наши и неприятельския чередуются.
  Новыя атаки германцев на высоту у Козювки и в районе Нижней Рожанки отбиты.
  Наши войска после ожесточеннаго боя овладели высотами юго-восточнее Тухлы и северо-западнее Сенечува.
  В южной Галиции неприятель занял Станиславов.

Petersburg, 22. Februar. Der Große Generalstab veröffentlicht folgendes Communique:
Als die Deutschen nach einer Reihe außergewöhnlich heftiger und hartnäckiger Angriffe, die sie unzählige Opfer kosteten, die Unmöglichkeit erkannt hatten, unsere Stellung auf dem linken Weichselufer einzudrücken, schritten sie Anfang Januar dazu, einen neuen Plan ins Werk zu setzen. Nachdem sie im Innern des Landes die Formationen mehrerer neuer Armeekorps beendet hatten und sich dazu entschlossen hatten, weitere Truppen von ihrer Westfront abzutransportieren, um sie gegen uns operieren zu lassen, warfen sie unter Benutzung ihres außerordentlich entwickelten Eisenbahnnetzes bedeutende Streitkräfte nach Ostpreußen und versuchten, unsere 10. Armee, die stark organisierte Stellungen längs der Angerapp und der Masurischen Seen besetzt hielt, zu schlagen. Um den Erfolg dieses Planes sicherzustellen, transportierten die Deutschen auch einen Teil ihrer Kontingente von der Bzura- und Rawkafront auf das rechte Weichselufer. Die Ansammlung der deutschen Kräfte in Ostpreußen wurde bereits am 4. Februar entdeckt, aber der Umfang dieser Ansammlung konnte mit Sicherheit erst einige Tage später festgestellt werden. Unsere Oberbefehlshaber entschlossen sich, da sie keine Eisenbahnen hatten, um mit der nötigen Schnelligkeit an der Front in Ostpreußen die Kräfte zu vereinigen, die unerläßlich waren, um in gebührender Weise dem Vorstoße des Feindes standzuhalten, die obenerwähnte Armee aus Ostpreußen gegen die Grenze und noch weiter bis gegen den Njemen und den Bobr zurückzuführen. Bei dieser Bewegung des rechten Flügels wurde die 10. Armee von bedeutenden feindlichen Kräften bedrängt und mit einer Umgehung der rechten Flanke bedroht. Sie war also zu einer schleunigen Frontänderung in der Richtung Kowno gezwungen. Diese schleunige Bewegung entblößte die Flanke des nachfolgenden Korps, das sich infolgedessen in äußerst bedrängter Lage befand. Nur einzelne Abteilungen konnten entrinnen. Die anderen Korps der 10. Armee, die den Feind ununterbrochen mit Heftigkeit bekämpften, wurden langsam in die ihnen befohlenen Richtungen zurückgenommen. Dabei ergriffen sie selbst die Offensive, drängten den Feind kräftig zurück und brachten ihm furchtbare Verluste bei, wobei sie die unglaublichen Schwierigkeiten überwanden, die durch den tiefen, alles einhüllenden Schnee entstanden waren. Die Straßen waren ungangbar, Automobile konnten nicht vorwärts kommen, der Train hatte Verspätung und konnte oft seinen Bestimmungsort nicht erreichen. Schritt für Schritt langsam zurückweichend, hielten diejenigen unserer Korps, die den linken Flügel der 10. Armee bildeten, den Feind durch neun Tage aus einer Strecke zurück, die man gewöhnlich in vier Tagen durchmißt. Diese Korps wurden am 19. Februar über Augustow zurückgenommen, aus der Kampflinie gebracht und bezogen die ihnen anbefohlenen Plätze. Gegenwärtig entwickeln sich die Aktionen an der deutschen Front in der Gegend von Ossowiec, auf den Straßen von Lomza, nach Edvabno, nördlich von Kadzidlo, auf dem halben Wege von Plock nach Glonsk. Stellenweise sind diese Kämpfe sehr hartnäckig. Rechts von der Weichsel auf der Straße von Plock wurden österreichische Abteilungen zwischen den deutschen Truppen entdeckt. In den letzten zwei Tagen machten wir ungefähr 1000 Deutsche zu Gefangenen. In Galizien ging der Feind am 19. und 20. Februar nach einem vorbereitenden Artilleriefeuer, das äußerst heftig war, im Norden von Zakliczyn zur Offensive über, wurde jedoch nach einem dreimaligen wiederholten Angriff zurückgeschlagen. Die Kämpfe zwischen Mezölaborcz und dem unteren San dauern unter fortwährendem Wechsel von Angriff und Abwehr an. Neue Angriffe der Deutschen gegen die Höhen von Koziovka und in der Gegend von Neurozanka wurden alle zurückgeschlagen. Unsere Truppen bemächtigten sich nach erbitterten Kämpfen der Höhen südöstlich von Dukla, nordwestlich von Beneczow. In Südgalizien besetzte der Feind Stanislau.
Großes Hauptquartier, 22. Februar.
Westlicher Kriegsschauplatz:
Östlich von Ypern wurde gestern wieder ein feindlicher Schützengraben genommen. Feindliche Gegenangriffe auf die gewonnenen Stellungen blieben erfolglos.
In der Champagne herrschte auch gestern verhältnismäßige Ruhe. Die Zahl der von uns in den letzten der dortigen Kämpfe gefangengenommenen Franzosen hat sich auf 15 Offiziere und über 1000 Mann erhöht. Die blutigen Verluste des Feindes haben sich als außergewöhnlich hoch herausgestellt.
Gegen unsere Stellungen nördlich Verdun hat der Gegner gestern und heute Nacht ohne jeden Erfolg angegriffen. In den Vogesen wurden die Orte Hohrod und Stoßweier nach Kampf genommen.
Sonst nichts Wesentliches.
Östlicher Kriegsschauplatz:
Die Verfolgung nach der Winterschlacht in Masuren ist beendet. Bei der Säuberung der Wälder nordwestlich von Grodno und bei den in den letzten Tagen gemeldeten Gefechten im Bobr- und Narew-Gebiet wurden bisher ein Kommandierender General, zwei Divisionskommandeure, vier andere Generäle und annähernd 40000 Mann gefangen, 75 Geschütze, eine noch nicht festgestellte Anzahl von Maschinengewehren nebst vielem sonstigen Kriegsgerät erbeutet.
Die Gesamtbeute aus der Winterschlacht in Masuren steigt damit bis heute auf 7 Generäle, über 100000 Mann, über 150 Geschütze und noch nicht annähernd übersehbares Gerät aller Art einschließlich Maschinengewehren.
Schwere Geschütze und Munition wurden vom Feind mehrfach vergraben oder in den Seen versenkt. Es sind gestern bei Lötzen und im Widminner See acht schwere Geschütze von uns ausgegraben oder aus dem Wasser geholt worden.
Die 10. russische Armee des Generals Baron Sievers kann hiermit als völlig vernichtet angesehen werden.
Neue Gefechte beginnen sich bei Grodno und nördlich Suchawola zu entwickeln. Die gemeldeten Kämpfe nordwestlich Ossowiez und Lomza sowie bei Prasznysz nehmen ihren Fortgang. In Polen südlich der Weichsel nichts Neues.
Oberste Heeresleitung.
Wien, 22. Februar, vormittags. Amtlich wird verlautbart:
An der Front in Russisch-Polen und Westgalizien Artilleriekämpfe und Geplänkel. Vereinzelte Vorstöße des Feindes wurden mühelos abgewiesen.
In den Karpathen zahlreiche russische Angriffe, die im westlichen Abschnitt auch während der Nacht andauerten. Alle diese Versuche, bis zu unseren Hindernislinien vorzugehen, scheiterten unter großen Verlusten für den Feind.
Südlich des Dnjestr entwickeln sich Kämpfe im größeren Umfange. Eine starke Gruppe des Feindes wurde gestern nach längerem Kampfe geworfen. 2000 Gefangene wurden gemacht, vier Geschütze und viel Kriegsmaterial erbeutet.
Die in einem offiziellen russischen Communiqué als falsch bezeichnete Summe von 29000 Mann Kriegsgefangenen, die unsere Truppen bis vor einigen Tagen in den Karpathen seit Ende Januar eingebracht haben, hat sich mittlerweile vergrößert und ist auf 64 Offiziere, 40806 Mann gestiegen. Hinzu kommen 34 Maschinengewehre und 9 Geschütze.
Der Stellvertreter des Chefs des Generalstabes. v. Hoefer, Feldmarschalleutnant.
Lundi 22 février
En Belgique, nous avons repris un élément de tranchée que l’ennemi avait occupé un moment. Il se confirme qu’il a laissé sur le terrain, près d’Ypres, plusieurs centaines d’hommes. En Champagne, nos troupes, après avoir repoussé brillamment une contre-attaque, se sont rendues maîtresses d’un certain nombre de tranchées. Nous avons enlevé deux mitrailleuses et une centaine de prisonniers.
Une nouvelle attaque ennemie a échoué aux Eparges, sur les Hauts-de-Meuse.
Dans la vallée de la Fecht (région de Munster), nous avons refoulé plusieurs attaques allemandes, puis pris l’offensive à notre tour.
Une grande bataille se livre, dans le nord de la Pologne, entre les armées allemandes et russes. Nos alliés ont repoussé les agresseurs sur la Bzoura inférieure; ils ont été victorieux des Autrichiens sur la Dounaïetz, dans les Carpathes et devant Przemysl, où la garnison ayant tenté une sortie, a été refoulée, avec des pertes considérables.
Trois cuirassés français ont participé au bombardement des Dardanelles.
Les Turcs ont dû se retirer à 100 kilomètres en arrière du canal de Suez, à la suite de l’échec et aussi de la désertion d’un certain nombre d’Arabes.
Des rixes ont eu lieu à Rome, dans les meetings, entre partisans et adversaires de l’intervention.
***
Der Unterseekrieg fordert immer wieder wichtige Handelsschiffe. Am 22. Februar 1915 berichtet die Frankfurter Zeitung welche Schiffe betroffen sind und über welche Eigenschaften sie verfügen.

Versenkte Handelsschiffe. Amsterdam, 22. Febr. (Priv.-Tel., Ctr. Bln.)
Reuter meldet aus Belfast: Am Samstag Nachmittag um 5 Uhr hielt ein deutsches Unterseeboot einem englischen Kohlendampfer in der Irischen See an. Es ließ der Bemannung fünf Minuten Zeit, in die Boote zu gehen und bohrte darauf das Schiff in den Grund.
Es werden weitere Verluste englischer Handelsschiffe
auf den atlantischen Ozean
bekannt. Der Widerspruch in den nachfolgenden Meldungen dürfte, soweit er die Nationalität der Schiffe betrifft, auf den Wunsch zurückzuführen sein, die deutsche Marine möglichst bei den Neutralen anzuschwärzen.
Reuter berichtet aus London: Nach einem Lloydbericht sind die englischen Dampfschiffe „Hemesphere“, „Highland Brae“, „Potaro“ und der norwegische Dampfer „Semantha“, sowie das englische Schiff „Wilfrid“ zum Sinken gebracht worden. Die gesamte Besatzung, und 51 Passagiere der „Highland Brae“ wurden gestern in Buenos Aires an Land gebracht.
Reuter meldet aus Buenos Aires: Das deutsche Boot „Holger“ ist mit den Passagieren und der Besatzung der englischen Dampfschiffe „Highland Brae“, „Potaro“, „Hemesphere“ und der schwedischen Schiffe „Wildfrid“ und „Semantha“, die durch den
„Kronprinz Wilhelm“
zum Sinken gebracht wurden, angekommen. „Holger“ konnte innerhalb 24 Stunden nicht abreisen und wurde deshalb interniert.
„Hemesphere“ wurde 1897 gebaut und hat 348€ Tonnen Wasserverdrängung, „Highland Brae“ 1910 gebaut und 7365 Tonnen, „Potaro“ 1904, 4378 Tonnen. „Semantha“ ist ein stählerner Viermaster von 2280 Tonnen, „Wilfrid“ ein kleines Segelschiff. Das deutsche Boot „Holger“ ist 5555 Tonnen groß und gehört der Rolandlinie in Bremen.
***
« Le procès des députés socialistes à la Douma », L’Humanité, lundi 22 février 1915.
Nous apprenons par les journaux russes que le procès des députés socialistes à la Douma commencera devant la « section spéciale » de la Cour d’appel de Pétrograd, le 23 février.
Les accusés sont au nombre de douze. En dehors des cinq députés, Pétrowsky, Mouranoff, Badaïeff, Chagoff et Samoïloff comparaîtront les six délégués de la Conférence arrêtés en novembre dernier : Rosenfeld, « honorable bourgeois héréditaire », Jakowleff, « noble », Petchak, Woronone, Kozloff et Antipoff, « paysans », ainsi que la citoyenne Gawrilowa, « paysanne », celle-ci poursuivie pour ne pas avoir dénoncé la Conférence qui se tenait dans son appartement.
L’accusation contre les cinq députés et les six délégués porte sur leur « adhésion à une association criminelle ayant soumis son action à la direction et au contrôle du Comité central du Parti ouvrier social-démocrate de Russie », ainsi que sur leur « participation à un Congrès du parti composé de membres du groupe ouvrier social-démocrate de la Douma et représentants des organisations provinciales du Parti, congrès ayant eu lieu les 3 et 4 (16-17) novembre dans l'appartement des époux Gawriloff, maison numéro 28 sur la Chaussée de Wyborg. »
La défense sera présentée par dix avocats, dont plusieurs d'un grand renom : les députés de la Douma Alexandroff et Kérensky, et par les maîtres Grouzenberg, Goldstein, Sokoloff, les deux Bérenstam, Teslenko, Maliantowitch et Mourawieff.
Ajoutons que dans le tribunal d'exception qui jugera l’affaire, le jury est remplacé par trois « représentants des États » (au sens moyenageux du mot) : un dignitaire de la noblesse, un maire de ville et un « ancien des paysans ».

Ники 9-го февраля. Понедельник.
  Оттепель продолжалась. После утренних бумаг успел погулять до 11 час.
  Принял Тимашева и Кривошеина. Завтракал Юсупов, вернувшийся из командировки в Англию и во Францию. Потом принял Воейкова и кн. Шаховского — адъют. Николаши с письмом от него. Долго работал с Алексеем у башни. В 6 час. был доклад Григоровича. После обеда занимался.

Southwest Africa: Botha begins to send reconnaissance patrols towards Windhoek, occupies Nonidas and Goanikas next day and declines Churchill’s armoured car offer from February 23. South African Central Force occupies Garub, 65 miles east of Luderitz. / South African force begins to advance from Swakopmund towards Windhoek (see January 14th) / Union Forces occupied Garub (GSW Africa) / Garub (Deutsch-Südwestafrika) von den Engländern (General Mackenzie) besetzt.


  Тифлис. Кинотеатром «Кинопалас» выпущен фильм «[Перенесение тела и похороны знаменитого грузинского писателя великого грузинского поэта князя Акакия Ростиславовича Церетели 3-8 февраля 1915 г. в Тифлисе]»
Tags: coca-cola, competition crusade, crime, crony capitalism, history, navy, war economy, Двуглавый, былое и думы, гейжопа, против человечества
Subscribe

promo flitched9000 апрель 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments