flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Great War

Wednesday, February 24, 1915 Mittwoch.

Austria: Government takes over all grain and flour stocks.
*

At a Cabinet meeting on 24 February both Churchill and Lloyd George denounced the strikers and, to the dismay of their colleagues, called for drastic measures to prevent such strikes in future. … Fortunately for Government, the Clyde workers eventually agreed to refer the dispute to the Producton Committee. This was a body of three officials, under the chairmanship of the Chief Industrial Commissioner, Sir George Askwith, which had recently been set up with the aim of co-ordinating the supply programmes of the Admiralty and the War Office. The Production Committee also served as a tribunal for arbitration, and settled the dispute by awarding a penny an hour as a war bonus.

For the Asquith Government, the problem ran very deeper than a single dispute on the Clyde. If Kitchener’s new armies were to be equipped with munitions, skilled workers would have to be diverted from inessential work to war production, and the restrictive practices built up by the unions n peacetime set aside in the interests of mass production.
*
The government reacted swiftly to the dangers posed by the strike. Union ‘leaders’ were quickly called to a special conference at which were signed the so-called ‘treasury agreements’ by which all independent union rights, including the right to strike, were suspended for the duration of the war. Labour was ‘diluted’ (by permitting unskilled workers to do skilled work) in order to deal with the labour shortage and the demands for munitions. The ‘Munitions Act’ made striking a criminal offence (!), effectively illustrating the political-economic nexus that safeguards capitalism when it senses even the most incipient threat.
*
Britain: Land Ship committee meets on February 24, two working models to be built. (See Feb., 20). Landship (Tank) Committee formed under Director of Naval Construction.
*
 11 февраля штаб полка и 1 дивизион [1-й гвард-й кавдивизии], выгрузившись на ст. Потараны, стали квартиро-биваком в д. Домонтанцы. 2-й дивизион, высадившийся из-за перегрузки железнодор. ветки на Олиту на ст. Ораны, присоединился к ним и стал по квартирам в д. Николаевка.

Germans cross river Niemen near Sventsiansk.

  Однако до исполнения всех этих передвижений [см. 23-е февр.] по немногим и плохим дорогам, русские успели 24-го февраля развить успех дальше. Положение сделалось критическим для германцев.
  Тем не менее в этот день при помощи подкреплений удалось отбросить русских на левый берег. Лишь Штабин остался за ними. У Чарниева 75-ой рез. пд удалось по пятам русских переправиться через два рукава реки, но у последнего рукава атака захлебнулась. Одновременная русская атака у Ястржембны была отбита 80-ой рез. пд.

Die Gesamtzahl der Kriegsgefangenen im Deutschen Reich und in Österreich-Ungarn ist nach der Winterschlacht in Masuren auf über 1 Mio. angestiegen.
Прасныш
 Ввиду превосходства в силах на стороне немцев утром 24 февраля Прасныш был взят. Один из участников боёв описывает этот момент следующим образом: „24 Февраля ок. 10 час. окончилась драма Праснышского гарнизона. Потеряв больше половины состава от огня, он не мог противостоять подведённым Гальвицем свежим силам…“ [Война и революция, 1929 г., книга 1-я, стр. 106.]
  Только 24 февраля ген. Литвинов [ком-й 1-й а] писал в своей директиве: „Требую, чтобы завтра, 25 февраля, 1-й Сиб. корпус занял Прасныш, а 1-й Турк. корпус — район Хойново“.

  (11 февр.) АГ ген. Гальвица после 7-дн. боёв взяла г. Прасныш. Von Gallwitz’s German troops crossed the Niemen River near Sventsiansk, taking Przasnysz.
  Гр. Гальвица, учитывая неготовность 1-й и 12-й русских а к наступлению и стремясь использовать успех германских войск в Августовской операции, развернула активные действия. Она пыталась создать угрозу Варшаве с востока, 11 (24) февраля два армейских корпуса этой группы захватили Прасныш
First Battle of Przasnysz: Gallwitz after check takes town with 10,000 PoWs on February 24.
  11 февраля на подступах к Праснышу I Сиб. к ген. Плешкова схватился с 1-м (герм.) рез. ген. ф. Моргена, в двухдневном бою совершенно разгромил его и 13-го отобрал Прасныш.
  /* Ген. Плешков. Наиболее яркий представитель невежд генералов старой царской армии. Мы могли бы о нём совсем не говорить, если бы у него не отмечались некоторые черты, к-рые нам встречались и у других командиров.
… [Указаны безграмотные действия в Нарочской бойне.]
  Приказы отдаются и тут же отменяются; отдаются два приказа в один день, второй из них не отменяет первого, но по своему содержанию противоречит ему. И т.д., и т.п.
  Это со стороны военной грамотности.
  Теперь со стороны возможностей командовать и управлять войсками.
  Наличие дешёвой фразеологии: “бесповоротно решил прорвать оборонительную полосу противника…
  Тупое упрямство бросать усталые, измученные войска в новые и новые атаки, не давая им возможности отдохнуть, привести себя в порядок и не перестраивая плана атак в новых направлениях и др. частями. Повышенная нервозность, крикливая требовательность: “атаковать немедленно”, не принимая во внимание, что “немедленно” для корпуса не то же, что для отделения или взвода. Быстрая потеря самообладания, растерянность от неудач, — таковы основные черты этого кавалерийского генерала, тоже генерального штаба, волею судьбы или бабушкиной протекцией оказавшегося во главе неплохого корпуса сибирских стрелков в старой армии, в какие-нибудь 5–6 дней избивший в буквальном смысле этого слова три корпуса и потом в последние дни пытавшийся добивать их остатки. */
***
***
Broniąca się 63. Dywizja Rezerwowa nie zdołała utrzymać garnizonu i po ciężkich walkach dnia 24 lutego Niemcy zajęli zniszczone miasto biorąc do niewoli ok. 10 000 żołnierzy w tym 57 oficerów i zdobywając 36 dział i 14 ckm-ów. W czasie walk zniszczono ogniem artyleryjskim cerkiew, ponieważ jej wieża służyła jako rosyjski punkt obserwacyjny.
*
11.II. М. — III бат-н, высланный на поддержку гв. казаков, прикрывавших прав. фл. гр. ген. Безобразова, занял сев. опушку леса между Моцарже и Бортки; Г. — безуспешная атака кладбища у Едвабно; Ф. — отбили атаки на выс. 161.
  Противник: Подошедшая и приданная 3-й рез. див. (5. и 6. рез. бриг.) 6. Ландв. пеx. бриг. выдвинулась с боем на участок Моцарже вкл.–Сестржанка исл.

In Poland, Russian troops took Mozely, near Bolimov.
German air raid on Alexandrovo.
*
Sgt Bernard Joseph Brookes, ‘Queen’s Westminster Rifles’
Some more Canadian Highlanders came into our trenches for 24 hours on Wednesday 24th February, and they had their first experience of trench life amid snow.
*
Ernst Pauleit
Wetter: sonnig, kühl.
Fähnrich Schl. Ist zum Leutnant befördert worden.
7 Uhr abends Abmarsch zum vorgezogenen Geschütz auf 2 Tage.
*
Meuse: French artillery in successful counter-battery operations. Fighting at Les Eparges.
French progress north of Mesnil (Champagne).

First British Territorial Division (46th (North Midland)) leaves England for France / Britain: Second Territorial Division (North Midland, later becomes British 48th division) leaves for France.

Die britische Admiralität sperrt den Irischen Kanal. Nachts darf kein Schiff den Kanal passieren, bei Tag bleibt der Verkehr auf ein bestimmtes Gebiet beschränkt. Diese Maßnahme soll die Kontrolle der Schiffahrt erleichtern und feindlichen Schiffen die Operation in diesem Gebiet erschweren.
Dardanelles
A decision was taken that if the Navy could not defeat the defenders at the Dardanelles, then the task would be finished by the Army.
Britain: Lloyd George suggests Mesopotamia ‘Merely a side issue’, whole force should go to Dardanelles. Churchill disagrees. Kitchener again against sending land forces including 29th Division.
Clearly the matter could no longer rest where it had been left on February 19, and the day after it was known what was passing between Egypt and the fleet another meeting of the War Council was held (February 24), at which an earnest effort was made to reconcile the conflicting views of the Admiralty and the War Office. The discussion turned inevitably on the XXIXth Division. (Dardanelles Commission Report, I., p.32)

  24 числа Китченер заявил, что видит «невозможность для флота пройти Проливами без постоянной помощи армии. Поражение на востоке обернётся плачевными последствиями. Мы не можем отступить». Командующий в один присест разделался с идеей прекратить морскую атаку и выбрать иную цель в случае чрезмерных трудностей и признал возможность грандиозного военного предприятия. Я в полной мере использовал надежды и интерес, возбуждённые морской атакой и энергично настаивал на отправке 29-й дивизии…
  24 февраля военное ведомство попросило Адмиралтейство направить следующую телеграмму адмиралу Кардену. Проект послания составил Генри Джексон.
  “…Военное министерство полагает, что первая из главных задач, а именно уничтожение стационарных батарей, не требует оккупации южной оконечности п-ова до линии Суандере–Чана Оваси. Армия останется на Лемносе в постоянной готовности поддерживать флот вспомогательными действиями на обоих берегах – разрушение
замаскированных батарей, борьба с силами прикрытия – и начнёт главное дело после того как проход через Проливы окажется в наших руках; возможно, что далее понадобятся захват и удержание булаирских позиций с тем чтобы отсечь Галлиполи от военного снабжения. К вам выехал генерал Бёрдвуд. Не предпринимайте ничего значительного за пределами дальности корабельных орудий пока не обсудите дело с генералом, и пока не придёт заключение на его рапорт.” [с. 252-3]
  После 24 февраля я понимал только одно: Китченер в определённых обстоятельствах использует армию не только вслед за победой флота и не единственно для развития морского прорыва, но, при необходимости, в куда как большем масштабе. Прочее – что он предпримет, как и когда – оставалось под покровом. По мере ожидания мощной военной
акции росли и мои тревоги. Я знал истинное состояние министерства обороны: штабные работники не предприняли никаких приготовлений. Возможные варианты развития событий не получили подробной проработки. Грядущая операция могла пойти разнообразными путями, но цифры, сроки, запасы и необходимая для тех или иных обстоятельств организация не занимали единственно ответственный ум военного министра и оставались весьма приблизительны. Китченер поддерживал постоянную связь с генералом Бёрдвудом в Дарданеллах, но полностью отстранил от дела генштаб и генерал–квартирмейстера; ответственные работники не услышали и намёка на тяжкое, но неизбежное в некоторых обстоятельствах решение, определённо зреющее в голове фельдмаршала. [с. 258]
By February 24 the weather had so far improved that Admiral Carden saw his way to completing the first day’s work. The previous day General Trotman had arrived with the Plymouth and Chatham battalions of Marines, and it was agreed to use them ashore to cover the fleet demolition parties. In all battleships these parties were told off with instructions to destroy guns first and magazines if time permitted.
*
Adriatic: First French warship lost, destroyer Dague mined off Antivari, Montenegro.
*
Dague (French Navy): The Bouclier-class destroyer struck a mine and sank at Bar, Montenegro with the loss of 38 of her crew.
Harpalion (UK, 5,867): The cargo ship was torpedoed and sunk in the English Channel 6.5 nautical miles west of the Royal Sovereign Lightship (UK) by SM U-8 with the loss of three crew.
Rio Parana (UK, 4,015): The cargo ship was torpedoed and sunk in the English Channel 4 nautical miles south east of Beachy Head, East Sussex by SM U-8. Her crew survived.
Western Coast (UK, 1,165): The cargo ship was torpedoed and sunk in the English Channel 8 nautical miles south of Beachy Head, East Sussex by SM U-8. Her nineteen crew survived.
*
Loss of H.M.S. “Clan McNaughton”, auxiliary cruiser, announced.
The 2nd Battle Squadron accordingly arrived at Scapa Flow on February 24th. Indefatigable arrived on the 24th from the Mediterranean
*
HMS Patuca Armed Merchant Cruiser. Glasgow to patrol (to 1 March)
Письма Арутюнова
 На другой день 11-го февраля роту смотрел новый Начальник дивизии Генерал-Майор Варопанов.
  11 февраля было получено приказание выступить нашей роте с 3-м б-оном для взятия перевала Клыч-Гядук. Из нашей роты вызвались 18 человек охотников идти вперёд. По средней дороге, идущей прямо к перевалу, двигалась 10-я рота, а за нею — 8-я рота. Выступили из Султан-Абада в 11 ч. вечером. Другие роты пошли в обход по горам и правой стороне. За нашей ротой шли пулемёты и два горных орудия на вьюках. Шли, соблюдая полную тишину. Снег был глубокий, местами люди проваливались по пояс и кроме того двигаться приходилось всё в гору к перевалу до к-рого не менее тысячи верст.
  Наши охотники незаметно подкрались к первому турецкому посту, но собака, бывшая при турецких часовых, лаем выдала наше присутствие. Они, отстреливаясь, стали уходить…
  Прошли ещё нек-рое расстояние и наше движение заметили другие посты турок по левую сторону дороги с высокой вершины и оттуда начали стрелять по нам. 10-я роты свернула вправо на гору, а наша пошла прямо. Наш командир роты Штабс-капитан Семёнов, идущий всегда впереди роты, сознавая бесполезность стрельбы в темноте, приказал роте рассыпаться в цепь и не стреляя двигаться вперед. Турки, видя, что ничем не могут остановить наше движение, стали отходить и открыли сильный огонь. Люди очень устали, передвигаться по сугробам и на гору было очень трудно, но, видя своего Начальника впереди и сознавая важность момента, напрягали все силы, местами останавливались на несколько секунд или минуту перевести дух.
  Для того, чтобы осадить турок, открывших сильный огонь по нам, мы открыли по ним частый огонь. Турки прекратили стрельбу, и мы снова двинулись вперёд. Т.обр. мы с криком «Ура» бросились на них… Турки не выдержали и бросились бежать за перевал. Первые выбравшиеся на перевал люди обстреляли отступавших турок залпами… Остальные цепью заняли гребни гор вправо и влево от перевала. Здесь же на перевале были захвачены 4 ящика с артиллерийскими снарядами, 3 ящика с ружейными припасами, 2 войлочные кибитки (палатки) и 2 походные палатки. В плен были взяты девять турок.
  Тем временем наши охотники совместно с охотниками 10-й роты, карабкаясь по крутым склонам высоких гор, взобрались на самую вершину высокой горы от перевала вправо, здесь только турки заметили приближение наших молодцов и они все пришли в замешательство, только один часовой успел дёрнуть и произвел выстрел из находящихся здесь двух орудий, хорошо замаскированных в окопах. Снаряд из орудия полетел в туманную даль, т.к. прицел орудия был поставлен на далёкую цель. Очевидно турки никак не предполагали, чтобы кто-то мог подкрасься к орудиям по разрушенной дороге и глубокому снегу. Охотники, крикнув «Ура», бросились к орудиям… Орудия были взяты, пять человек часовых и орудийная прислуга сдались в плен. Орудия сейчас же повернули в сторону отступающих турок и открыли из них огонь по бегущим от страха чудакам-дуракам туркам. Из одного орудия стреляли наши охотники, из другого охотники десятой роты, ефрейтор Алексей Клонов наводил, а рядовой Елисей Ширилин производил выстрелы…
Уже рассветало, турки скрылись по направлению Сивики и Ханыка. Тогда наши артиллеристы горной батареи открыли меткий огонь из своих орудий по Ханыку и Сивику, откуда турки и курды поспешили удалиться дальше и совершенно скрылись.
  Начальник отряда поблагодарил нас за успешное взятие перевала Клыч-Гядук, мы пошли на отдых в Кола, а три роты остались там пока их сменил другой батальон. Руководил действиями при взятии перевала Подполковник Самарцев (армянин из Нахичевани-на-Дону). К 12 часам дня 12-го февраля наша рота пришла в Кола.

Britain: Government rejects Russian London Ambassador’s forwarded request to supply Zeitun Armenians with arms.

  11 февраля 1915 года заведующий инженерными приёмками Главного военно-технического управления генерал-майор Г.И. Тимченко-Рубан телеграфировал [Архив военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (АВИМАИВиВС). Ф. 12. Оп. 47/1. Д. 10В-1. Л. 17.] начальнику штаба Верховного главнокомандующего Н.Н. Янушкевичу:
«Вчера вечером военный министр Канады телеграфировал о возможности учреждения мастерских для изготовления ружей системы Росса. Предположено через четыре месяца открыть первую мастерскую, выделывающую в день от 500 до 600 ружей, и далее через каждый месяц открывать по новой мастерской той же производительности. Цена за ружьё со штыком, ножнами и принадлежностями — тридцать четыре доллара восемьдесят сантимов, то есть та, по которой покупала ружья Росса Англия. Министр указывает, что приобретение станков в Соединённых Штатах всё труднее и труднее, и притом в такой мере, что решение вопроса нельзя откладывать ни на один день, иначе дело окажется несбыточным.
  Вызванному в английское военное министерство, мне поставили ультиматум — или отказываться, или согласиться. Ввиду получения мною многих сведений, что в Америке ружей готовых и годных нет, что их всё равно надо делать, а запрашивают в среднем около ста рублей за ружьё без патронов при длинных сроках, я согласился.
  Вчера же министерство отправило канадскому правительству такую телеграмму при моём участии в редакции: “Русское правительство принимает предложение на один миллион ружей со штыками и ножнами при условии, чтобы ружья были сделаны под русский патрон и чтобы цена не превышала 29 долларов 85 центов. Сдача должна начаться через четыре месяца по пятисот и до шестисот ружей в день, чтобы дополнительные мастерские учреждались каждый месяц, пока не будет оборудовано десяти мастерских общей производительностью от пяти до шести тысяч ружей в день через тринадцать месяцев. Заказ должен быть выполнен не более как в пятнадцать месяцев, причём правительство готово обсудить вопрос об увеличении цены при исполнении заказа в более короткий срок”. Ожидаю отзыва о моих действиях и дальнейших инструкций»

  Дело о производстве следствия о А.Я. Крайтермане и М.А. Штабзыбе, заподозренных в шпионаже
  Дело о производстве следствия о К.Ф. Кенпенском, задержанном с немецким пропуском в районе расположения наших войск по подозрению в шпионаже
  Дело о производстве следствия о Я.Я. Васильковском, заподозренном в шпионаже

  Между 11 и 28 февраля (24 февраля и 13 марта). Ленин получает от А.М. Коллонтай резолюцию, принятую в Христиании на многолюдном митинге протеста против суда над большевистскими депутатами IV Думы.
«Ист. арх.», 1960, № 3, с. 116—119.
  Позднее 11 (24) февраля. Ленин и Н.К. Крупская получают письмо С.И. Гопнер о положении внутри французской социалистической партии, о работе членов Парижской секции большевиков среди французских социалистов с просьбой определить направление этой работы.
ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 1,д. 1612; д. 1620, л. 2; «Вопр. ист. КПСС», 1962, № 2, с. 156
Ники 11-го февраля. Среда.
  С 10 час. принимал — Озерова, Нилова и Граббе. Погулял 10 минут. Таяло. Имел первый доклад гр. Игнатьева по Мин. Народ. Просвещения; затем кн. Щербатова. Тётя Михень завтракала; она была в Варшаве, посетила окопы и вернулась с медалью 1-й степени на Георгиевской ленте. В 3 часа поехали в лазарет Офиц. Артил. школы. Осмотрели только половину. В 5 час. были дома. Д. Павел пил чай.
  До обеда принял Щегловитова. Вечером читал.

Georges Maurice Paléologue Среда, 24 февраля 1915 г.
Сегодня днём, когда я наконец наношу визит г-же О., к-рая деятельно занимается благотворительными делами, внезапно с шумом открывается дверь гостиной. Человек высокого роста, одетый в длинный чёрный кафтан, какие носят в праздничные дни зажиточные мужики, обутый в грубые сапоги, приближается быстрыми шагами к г-же О., которую шумно целует. Это — Распутин.
Кидая на меня быстрый взгляд, он спрашивает:
— Кто это?
Г-жа О. называет меня. Он снова говорит:
— Ах, это французский посол. Я рад с ним познакомиться; мне как раз надо кое-что ему сказать.
И он начинает говорить с величайшей быстротой. Г-жа О., к-рая служит нам переводчицей, не успевает даже переводить. У меня есть т.обр. время его рассмотреть. Тёмные волосы, длинные и плохо причёсанные, чёрная и густая борода, высокий лоб, широкий и выдающийся нос, мясистый рот. Но всё выражение лица сосредоточивается в глазах, в голубых, как лён, глазах со странным блеском, с глубиною, с притягательностью. Взгляд в одно и то же время пронзительный и ласковый, открытый и хитрый, прямой и далёкий. Когда его речь оживляется, можно подумать, что его зрачки источают магнетическую силу.
В коротких отрывочных фразах с множеством жестов он набрасывает предо мною патетическую картину страданий, к-рые война налагает на русский народ:
— Слишком много мёртвых, раненых, вдов, сирот, слишком много разорения, слишком много слёз… Подумай о всех несчастных, к-рые более не вернутся, и скажи себе, что каждый из них оставляет за собою пять, шесть, десять человек, которые плачут. Я знаю деревни, большие деревни, где все в трауре… А те, к-рые возвращаются с войны, в каком состоянии, Господи Боже! Искалеченные, однорукие, слепые! Это ужасно! В течение более двадцати лет на русской земле будут пожинать только горе.
— Да, конечно, — говорю я, — это ужасно, но было бы ещё хуже, если бы подобные жертвы должны были остаться напрасными. Неопределённый мир, мир из-за усталости, был бы не только преступлением по отношению к нашим мёртвым: он повлёк бы за собою внутренние катастрофы, от к-рых наши страны может быть никогда бы более не оправились.
— Ты прав… Мы должны сражаться до победы.
— Я рад слышать, что ты это говоришь, потому что я знаю неск. высокопоставленных лиц, к-рые рассчитывают на тебя, чтобы убедить Императора не продолжать более войны.
Он смотрит на меня недоверчивым взглядом и чешет себе бороду. Затем внезапно:
— Везде есть дураки!
— Что неприятно — так это то, что дураки вызвали к себе доверие в Берлине. Император Вильгельм убеждён, что ты и твои друзья употребляют всё ваше влияние в пользу мира.
— Император Вильгельм? Но разве ты не знаешь, что его вдохновляет дьявол? Все его слова, все его поступки внушены ему дьяволом. Я знаю, что говорю, я это знаю! Его поддерживает только дьявол. Но в один прекрасный день внезапно дьявол отойдёт от него, потому что так повелит Бог, и Вильгельм упадёт плашмя, как старая рубашка, к-рую бросают наземь.
— В таком случае наша победа несомненна… Дьявол, очевидно, не может остаться победителем.
— Да, мы победим. Но я не знаю, когда… Господь выбирает как хочет час для своих чудес. И мы ещё далеки от конца наших страданий, мы ещё увидим потоки крови и много слёз…
Он возвращается к своей начальной теме — необходимости облегчить народные страдания:
— Это будет стоить громадных сумм, миллионы и миллионы рублей. Но не надо обращать внимания на расходы… Потому что, видишь ли, когда народ слишком страдает, он становится плох, он может быть ужасным, он доходит иногда до того, что говорит о республике… Ты должен был бы сказать обо всём этом Императору.
— Однако же я не могу говорить Императору плохое о республике.
— Конечно, нет! Но ты можешь ему сказать, что счастье народа никогда не оплачивается слишком дорого и что Франция даст ему все необходимые деньги… Франция так богата.
— Франция богата потому, что она очень трудолюбива и очень экономна… ЕщЁ совсем недавно она дала большие авансы России.
— Авансы? Какие авансы? Я уверен, что это ещё один раз деньги для чиновников. Из них ни одна копейка не достанется крестьянам, нет, поверь мне. Поговори с Императором, как я тебе сказал.
— Нет, ты сам скажи ему. Ты видишь его гораздо чаще, чем я.
Мое сопротивление ему не нравится. Поднимая голову и сжимая губы, он отвечает почти дерзким тоном:
— Эти дела меня не касаются. Я не министр финансов Императора. я министр его души.
— Хорошо. Пусть будет так! Во время моей следующей аудиенции я буду говорить с Императором в том смысле, как ты желаешь.
— Спасибо, спасибо… Ещё последнее слово. Получит ли Россия Константинополь?
— Да, если мы победим.
— Это наверно?
— Я твёрдо в это верю.
— Тогда русский народ не пожалеет о том, что он столько страдал, и согласится ещё много страдать.
После этого он целует г-жу О., прижимает меня к своей груди и уходит большими шагами, хлопнув дверью.

  11 февраля Маяковский выступает в «Бродячей собаке» с чтением стихотворения «Вам!», вызвавшим скандал
  Голос жизни №7 (1915)
Großes Hauptquartier, 24. Februar.
Westlicher Kriegsschauplatz:
In der Gegend von Perthes (in der Champagne) griffen die Franzosen gestern nachmittag mit 2 Infanteriedivisionen an, es kam an mehreren Stellen zu erbitterten Nahkämpfen, die sämtlich zu unseren Gunsten entschieden worden sind. Der Feind wurde unter schweren Verlusten in seine Stellungen zurückgeworfen.
 In den Vogesen machten unsere Angriffe gegen Sulzern und Ampfersbach (westlich Stoßweier) Fortschritte. In den Gefechten der letzten Tage machten wir 500 Gefangene.
Sonst nichts Wesentliches.
Östlicher Kriegsschauplatz:
Ein erneuter feindlicher Vorstoß aus Grodno wurde mühelos abgewiesen. Südöstlich Augustow gelang es gestern den Russen, an zwei Stellen über den Bobr vorzukommen; bei Sztabin ist der Gegner wieder zurückgeworfen, in der Gegend von Krasnybor ist der Kampf noch im Gange. Bei Prasznysz fielen 1200 Gefangene und 2 Geschütze in unsere Hand.
Östlich Skierniewice wurde ein russischer Nachtangriff abgeschlagen.
Oberste Heeresleitung.
Wien, 24. Februar. Amtlich wird verlautbart:
An der polnisch-galizischen Front herrscht, abgesehen von vereinzelten lebhaften Geschützkämpfen und stellenweisem Geplänkel, größtenteils Ruhe.
Die Situation in den Karpathen ist im allgemeinen unverändert. In den gestrigen Kämpfen am obersten San wurde eine Höhe erstürmt, 5 Offiziere, 198 Mann gefangengenommen. Nördlich des Sattels von Volovec versuchte der Gegner, dichtes Schneetreiben ausnutzend, im hartnäckigen Angriff auf die von unseren Truppen besetzten Stellungen durchzuringen. Der Vorstoß wurde unter schweren Verlusten des Feindes zurückgeschlagen, 300 Russen gefangen.
Die Kämpfe südlich des Dnjestr nehmen noch weiter an Umfang und Ausdehnung zu.
Der Stellvertreter des Chefs des Generalstabes. v. Hoefer, Feldmarschalleutnant.
Konstantinopel, 24. Februar. Die „Agence Milli“ erfährt aus Erzerum:
 Die russischen Angriffe auf das Gebiet östlich von Artwin sind von den türkischen Truppen mit großen Verlusten für den Feind abgewiesen und die Russen von den Höhen in der Umgebung von Elmali vertrieben worden. Die Türken haben eine Menge Kriegsmaterial, besonders Feldtelephonmaterial, erbeutet.
London, 24. Februar.
Das Reutersche Bureau meldet aus dem Lager Keis Höhe in Deutsch-Südwestafrika vom 19. Februar: Die Deutschen haben die von Lüderitzbucht ausgehende Eisenbahn an mehr als hundert Stellen mit Dynamit gesprengt.
Das Reutersche Bureau meldet: Südafrikanische Regierungstruppen besetzten gestern Garub östlich Lüderitzbucht.
“Daily Mail” meldet aus Kapstadt vom 19. Februar: Als Regierungstruppen in Swakopmund landeten, explodierten mehrere Minen; ein Deutscher, der am Strande verborgen war, hatte sie zur Explosion gebracht und war geflüchtet.
Amtlich wird gemeldet:
Bei der Meuterei eines indischen Infanterieregiments in Singapur wurden 6 englische Offiziere und 16 Unteroffiziere und Soldaten getötet, 9 Unteroffiziere und Soldaten verwundet, 14 englische Zivilisten, darunter eine Frau, getötet. Die Meuterei ist unterdrückt.

Mercredi 24 février
Deux attaques d’infanterie allemande, préparées à Lombaertzyde, ont été prises sous notre feu et n'ont pu déboucher.
Le bombardement de Reims a été très violent. Il a duré en tout onze heures; 1500 obus ont été lancés; les restes de la cathédrale ont gravement souffert; une vingtaine de maisons ont été incendiées; vingt personnes ont péri.
A l’est de Reims, le combat se poursuit dans de bonnes conditions. Nous avons enlevé de nouvelles tranchées près de Beauséjour. A Drillancourt, au nord-ouest de Verdun, nous avons fait sauter des caissons ennemis. Une attaque de l’ennemi a été refoulée dans le village de Stosswihr (vallée de la Fecht) en Alsace.
L’offensive allemande parait arrêtée du côté du gouvernement de Suwalki. Nos ennemis ont subi un grave échec devant la forteresse d’Ossovietz.
Un sous-marin allemand a été atteint près de Boulogne par la canonnade d’une de nos unités légères.
Un bateau norvégien a été coulé près de Douvres.
Les Turcs fortifient en toute hâte les îles de la mer de Marmara, en prévision de la progression des forces franco-anglaises, et von der Goltz s’est rendu à Smyrne pour mettre la ville en état de défense.
Des manifestations anti-allemandes ont eu lieu à Milan.
Il a été décidé outre-Rhin que pendant une semaine les enfants rechercheraient les plus infimes morceaux de métal, afin de parer à la disette qui s’accentue sur le cuivre, le zinc, etc.
Отъ штаба Верховнаго Главнокомандующаго
 В сообщении от 8-го февраля упоминалось об исключительно тяжёлом положении частей одного из наших корпусов при отступлении из В. Пруссии. Это были части 20-го корпуса генерал- лейтенанта Булгакова в составе 29-й дивизии и трёх второочередных полков [??????].
  Вечером 31-го января связь десятой армии с этим корпусом была прервана. Корпус находился в то время в районе между Гольдапом и Сувалками, окружённый германской армией, силы коей постепенно наростали. До 9-го февраля корпус геройски дрался с во много раз его превосходившими силами противника, пройдя за эти дни с боями свыше 50-ти вёрст и продолжая пробиваться к юго-восточной части августовских лесов. По показаниям пленных, он нанёс сильныя потери германским армиям, пытавшимся преградить ему дорогу, в особенности в озёрно-лесистых дефиле у Гибы. Отдельные пробившиеся из состава корпуса люди ныне сообщили, что корпус дрался до последняго патрона и полнаго истощения сил, доблестно отбиваясь на четыре фронта, сохраняя свою артиллерию и ведя с собой большое количество пленных германцев.
  8-го февраля упорные бои на правых берегах рек Бобра и Нарева продолжались. Под Оссовцом наступавшия германския части были отброшены огнём крепости. К северу от Ломжи бой идёт на путях к Родзилову, Щучину и Кольно. Несмотря на атаки значительных сил неприятеля, мы сохранили Едвабно. Особенно напряжённо, но безуспешно, германцы атаковали в ночь на 9-е февраля при поддержке бронированных автомобилей наши позиции вдоль Щучинскаго и Кольненскаго шоссе. Наступление германцев в праснышском районе продолжается. Три атаки на город Прасныш отбиты при большом содействии наших бронированных автомобилей, расстреливавших немцев с 75-ти шагов.
На путях к Плонску некоторыя селения переходят из рук в руки.
  На левом берегу Вислы, к югу от фольварка Могелы мы взорвали под германским окопом три мины; от детонации последовали взрывы фугасов германцев, после чего образовавшияся воронки были заняты нами, при чём в остатках германских траншей нами захвачены три пулемёта, миномёты и бомбы к ним, а также пленные. Потери германцев при взрывах—около 500 человек.
  В Карпатах австрийцы обстреливали монастырь южнее Мезо-Лаборча 12-ти дюймовыми гаубицами. Настойчивыя атаки их в районе Микув–Смольник–Тискова отбиты с громадными для них потерями.
  В районе Козювки австрийцы сменили германцев. К югу от Долина и у Станиславова упорные бои с большими неприятельскими силами.
Отъ Главнаго Управления Генеральнаго Штаба 11 февраля
 Наша армия, сражавшаяся в Карпатах, с 8-го января по 7-е февраля взяла в плен 691 офицера, 47.640 нижних чинов и захватила 17 орудий, 119 пулемётов и два аэроплана.

Daily Telegraph February 24 1915

PETROGRAD — The Germans have swept through Augustowo and are now fighting a fresh Russian column between Lypsk and Grodno, but they are being held at bay on the right banks of the Narew and Bebrz, they have not been able to invest either Osowiec or Lomza, and the Muscovites have resumed the offensive on the north bank of the Vistula, where Marshal von Hindenburg’s forces were most threatening to the safety of Warsaw. — The New York Herald, European Edition, Feb. 24, 1915

« L’anniversaire de Washington », Le Temps, mercredi 24 février 1915.
La colonie américaine de Paris a célébré hier l’anniversaire de la naissance de George Washington. Au dîner, organisé par l’American-Club de Paris au Palais d’Orsay, et présidé par M. C. Inman Barnard, assistaient MM. Wm G. Sharp, de Wiart, ministre de la justice de Belgique.
M. Wm G. Sharp, dans une allocution pleine d’humour et de fine bonhomie, a retracé les luttes d’autrefois, quand l’Amérique combattait pour son indépendance, et comparé le passé à la formidable situation qu'occupent les États-Unis dans le monde. Il a fait à la France et à la Belgique une allusion aimable et chaleureuse qui a été couverte par les applaudissements.
Tags: coca-cola, competition crusade, crime, crony capitalism, history, marxism, natural economy, political economy, realpolitik, russian question, war economy, Двуглавый, былое и думы, гейжопа, мелкобританцы, против человечества
Subscribe

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments