flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

  • Mood:
  • Music:

Great War

Tuesday, March 9, 1915 Dienstag. 9. März

Britain: Lloyd George Commons speech on mobilizing industry for war. Officers in uniform forbidden to visit nightclubs. / Bill introduced to give Government powers over Munition Works.
House of Commons authorizes Government to take over control of engineering trade of country in order to increase output of war munitions.
Großes Hauptquartier, 9. März.
Westlicher Kriegsschauplatz:
Auf der Loretto-Höhe entrissen unsere Truppen den Franzosen zwei weitere Gräben, machten 6 Offiziere, 250 Mann zu Gefangenen und eroberten zwei Maschinengewehre und zwei kleinere Geschütze.
In der Champagne sind die Kämpfe bei Souain noch nicht zum Abschluß gekommen. Nordöstlich von Le Mesnil wurde der zum Vorbrechen bereite Gegner durch unser Feuer am Angriff gehindert.
In den Vogesen erschwert Nebel und Schnee die Gefechtstätigkeit. Die Kämpfe westlich von Münster und nördlich von Sennheim dauern noch an.
Östlicher Kriegsschauplatz:
Östlich und südlich von Augustow scheiterten russische Angriffe mit schweren Verlusten für den Feind.
Nordöstlich von Lomza ließ der Feind nach einem mißlungenen Angriff 800 Gefangene in unseren Händen.
Nordwestlich von Ostrolenka entwickelte sich ein Kampf, der noch nicht zum Abschluß kam.
In den für uns günstig verlaufenen Gefechten nordwestlich von Prasznysz machten wir 3000 Gefangene.
Russische Angriffe nördlich von Rawa und nordwestlich von Nowemiasto hatten keinen Erfolg. 1750 Russen wurden hier gefangen genommen.
Oberste Heeresleitung.
Wien, 9. März, mittags. Amtlich wird verlautbart:
An der Front nördlich der Weichsel hielt der lebhafte Geschützkampf auch gestern an. Südlich Lopuszow wurden Angriffe der Russen mühelos abgewiesen.
Der im Raume bei Gorlice durchgeführte Vorstoß brachte noch weitere Gefangene ein. Die gewonnenen Stellungen wurden trotz mehrfacher Versuche des Feindes, sie wiederzuerobern, überall behauptet.
Ununterbrochen wiederholen sich an der Karpathenfront feindliche Angriffe, die je nach der Entwicklungsmöglichkeit bald mit starken, bald mit untergeordneten Kräften durchgeführt werden. So wurden auch gestern wieder an mehreren Stellen heftige Angriffe der Russen, die bis an unsere Verhaue herangekommen waren, unter schweren Verlusten des Gegners zurückgeschlagen. Weitere 600 Mann des Feindes blieben bei diesen Kämpfen als Gefangene in unseren Händen.
Die seit den letzten Tagen in den Karpathen wieder vorherrschenden ungünstigen Witterungsverhältnisse fordern von den in dieser Gefechtsfront verwendeten Armeekörpern ganz außergewöhnliche Leistungen. In ständigem Kontakt mit dem Gegner, sind die Truppen oft Tag und Nacht im Kampf und vielfach gezwungen, auch bei strenger Kälte und hohem Schnee Angriffsbewegungen auszuführen oder in der Verteidigung Angriffen weit überlegener feindlicher Kräfte standzuhalten. Dem Verhalten unserer braven Truppen sowie jedem einzelnen, der an diesen Kämpfen Anteil hat, gebührt uneingeschränkt Lob.
Der Stellvertreter des Chefs des Generalstabes. v. Hoefer, Feldmarschalleutnant
Отъ штаба Верховнаго Главнокомандующаго 24 февраля
 В Сувалкском районе неприятель оттеснён на фронт Мариамполь–Симно–Августов. Наше наступление продолжается.
На правом берегу Нарева без существенных перемен.
  На левом берегу Вислы в районе Пилицы наступление германцев остановлено и наши войска перешли в контратаку.
  В Карпатах австрийцы в районе Свидника прекратили атаки и отхлынули от наших позиций, но продолжают безуспешно штурмовать наши позиции на балигродском направлении. Также неудачны новыя неприятельския атаки у Козювки и Тухлы.
  В районе Клаусе мы окружили небольшую неприятельскую обходную колонну. Один батальон из ея состава сдался полностью.
  22-го февраля черноморский флот бомбардировал Сангулдак, Эрегли, Килимли и Козлу. Неприятельския батареи приведены к молчанию. Разрушены сооружения для добычи, промывки и перевозки угля, пристани и сараи. Потоплено 8 пароходов и одно большое парусное судно.

Mardi 9 mars
La neige et le vent ont gêné les opérations en Champagne. Néanmoins nous avons repoussé une attaque à l’ouest de Perthes et gagné du terrain au nord et à l’est de cette localité, tout en faisant des prisonniers : 500 mètres de tranchées ont été gagnés. Quelques gains ont été réalisés également au nord-est de Mesnil.
Dans les Hauts-de-Meuse, nous avons detérioré un canon de 42 centimètres que l’ennemi venait de mettre en batterie. Près de Saint-Mihiel, au bois Brûlé nous avons pris pied dans une tranchée. Au bois Le Prêtre, près de Pont-à-Mousson, nous avons arrêté net une offensive allemande. Nous avons progressé au nord de Badonviller en Lorraine, et infligé de lourdes pertes à nos adversaires, en Alsace, au Reichackerkopf et près de Burnhaupt.
Les combats restent très favorables aux Russes en Pologne et en Galicie orientale.
Deux nouveaux forts des Dardanelles ont été réduits par l’escadre franco-anglaise. M. Zaïmis n’a pas réussi à constituer son cabinet à Athènes. Le roi Constantin a alors appelé M. Gounaris, partisan de M. Theotokis, qui est lui-même germanophile. M. Venizelos a déclaré qu’il combattrait le cabinet Gounaris s’il aboutissait à se former.
M. de Bülow avoue son échec à Rome.
La presse allemande insiste pour que l’Autriche cède le Trentin à l’Italie pendant qu’il en est temps encore.
*
24 февраля
 Оценивая труды, понесённые командами кораблей во время первого периода военных действий, командующий флотом отдал нижеследующий приказ от 24 февраля 1915 года за №309.
  «Молодцами, с полным самоотвержением, в трудных условиях осеннего и зимнего плавания работали команды судов Действующего флота по несению дозорной службы, тралению неприятельских мин, при постановке заграждений, крейсерствах в море и по охране побережья.
  Постоянно подвергаясь опасности от неприятельских мин и подводных лодок и рискуя быть уничтоженными  сильнейшим противником, многие команды и отдельные нижние чины явили образцы мужества и доблестного исполнения долга.
  Оценивая боевую работу некоторых судов вверенного мне флота за истекший период кампании, я, пользуясь властью, предоставленной мне статьей 150-й статута Георгиевской медали «За храбрость» и принимая во внимание неоднократные боевые дела этих кораблей, награждаю:
  команду подводной лодки «Акула» шестью Георгиевскими медалями,
  «Минога» тремя,
  «Макрель» тремя,
  «Окунь» тремя,
  «Аллигатор» четырьмя,
  «Дракон» четырьмя,
  «Кайман» четырьмя,
  «Крокодил» семью Георгиевскими медалями».
*
24.II. в 9 ч. бригада выступила из д. Иглишканы в д. Видгиреле. Здесь полки разседлали и получили отдых до вечера.
Ген. Казнаков приказал назначить два эскадрона в корпусный резерв, отчего 1-й дивизион был оставлен в д. Видгиреле со штабом полка; 3-й и 4-й эск-ны под командою полк. Коленкина были приданы кирасирам Ея В.
  Выступление в 21 ч. Проходя д. Даукше, отряд приостановился.
  В доме ксендза светились все окна; перед крыльцом ярко горел факел, освещая уютно валившие из труб клубы дыма. Полк. Арсеньев и штаб-офицеры были вызваны в приютившийся в нём штаб отряда ген. Казнакова, дабы получить последние инструкции. Вскоре послышались их скрипевшие по снегу шаги. Команда „Садись“… Эскадроны снова стали погружаться во мрак тёмной морозной глухой ночи.
  На запад от глубокого полноводного озера Жувинты на 5 вёрст разбросалось скучное однообразное, всё в кочках, поросшее редким кустарником, непроходимое болото. Постепенно повышаясь, почва, всё ещё болотистая, поросла сплошными низкорослыми соснами, лесом, носящим название урочище Бухта. Поближе к северной его опушке на более возвышенном месте неширокой лесной елани разместились владения лесника: изба, хлев, два сарая и огород. Отсюда, как из центра, расходились по лесу, извиваясь среди болот, в разные стороны тропинки.
  К полуночи кирасиры подошли в д. Лауница, в которой стояла сторож. застава Смоленских улан. Здесь же поджидал кирасир пришедший навстречу лесник — коренастый, кривоногий, в валенках и тулупе, с дубиною в руках, живой, смышлёный мужик из запасных финляндских стрелков.
  В одном из дворов были сложены все пики под охраною оставленных по одному от эскадрона кирасир.
  В избе были собраны офицеры. Полк. Арсеньев объяснил задачу, данную отряду, и распределил роли в предстоящих действиях, согласно вытянутым эскадронными командирами жребиев.
  А мороз всё крепчал, достигнув уже более 20 градусов. Дорога в лесу пролегала по едва заметной узкой тропе, занесённой глубоким снегом.
  Полк. Арсеньев оставил у дома лесника для обезпечения этого важного узла всех лесных дорожек два взвода № 4 эск-на с 4 лёгкими пулемётами под командою корн. Деларова.
*
Germans are raising the siege of Ossowetz and are retreating in Northern Poland; Russians claim that the Austrian offensive in Eastern Galicia is a complete failure.

German Armeegruppe Gallwitz opened an offensive south on both banks of the Orzhits River, on a line Przasnysz–Ostrolenka. They were up against the Russian 1st Army, which had already suffered heavy casualties. The Russian 12th Army was advancing north of Osovets. There were heavy artillery duels along the Narew River.

Eine russische Offensive bei Grodno scheitert in zweitägigen Kämpfen im Augustower Wald.
Beginn der deutschen Offensive gegen die aus der Richtung von Grodno vorgegangene neugebildete russische 10. Armee. Seiny und Berzniki erstürmt.

Poland: New Gallwitz offensive near Przasnysz checked until March 14.
Germans begin new offensive with fresh troops from Thorn–Przaznyz (Poland). Russians advancing from Ossovietz.

  С началом отхода немцев на участке 10. а, последняя, продвигаясь за ними в ведя временами тяжёлые бои с богато снабженными артиллерией немецкими арьергардами, 24 февраля (9 марта) своими III. и II. ак вышла к Серее–Лодзее–Сейны–Тартак и продолжала теснить пр-ка; XXVI. ак достиг Августова.
  24 февраля (9 марта) немцы успешно атаковали части III. ак у Лодзее и опрокинули их к Серее, получив в своё распоряжение пути в тыл II. ак, дравшегося у Сейны.
  Повторение маневра, приведшего к пленению XX. ак немцам не удалось, но II. ак вынужден был под угрозою полного окружения спешно отойти к восточным выходам из Августовского леса.
  Отход выполнен без потерь в материальной части и почти без боёв.
*
 24 февраля 1915 года, воспользовавшись благоприятной погодой «Илья Муромец Киевский» совершил по заданию штаба 1-й армии (генерал-от-кавалерии Литвинов) трёх с половиною часовой полёт в В. Пруссию. Сделавши над г. Вилленберг (одно из мест гибели Самсоновской армии) два круга, «Илья Муромец Киевский» сбросил 17 больших (по одному и по два пуда весом) бомб на станцию железной дороги, в ангары, обозы, произвёл глубокую разведку, выяснившую передвижение германских войск у Млавы, сфотографировал неприятельские позиции и благополучно вернулся назад.

  Уже по знакомому маршруту точно вышли на Вилленберг и сделали три захода: на первом — пристрелка, на втором сбросили серию из пяти бомб, на третьем сфотографировали станцию, уже окутанную дымом. Попадания были точными, прямо среди подвижного состава. На обратном пути „Муромца“ с земли дважды обстреляли из пулемётов, и опять ни одной пробоины. Опыта стрельбы по таким мишеням у неприятеля пока ещё не было.
*
A new German 11th Army was being formed for service on the Russian Front. It was under the command of General von Fabeck, ex-XIIIth (Prussian Corps), later to be commanded by von Mackensen.

  24 февраля (9 марта) [против VIII ак] кроме того обнаружена пленными 4. германская дивизия (23). Особенным упорством отмечены бои у Смольника, Горлице, Лупкова и за высоты Козювка.
  Для парализования этого удара австрийцев г.-ад. Иванов предписал 3. а собрать возможно больше сил в Мезо-Лаборч–Лупков–Санок и решительно наступать на Гуменное; 8. а, удерживая пр-ка, развить активные действия на Ужок–Березны, 9. а, прочно сдерживая пр-ка на Мункачском направлении, перейти немедленно к решительным действиям на Надворную–Мармарош–Сигет–Хуст. Из 4. а перевозится в Львов 23. пд.
  В виду сложных передвижений и особенно в виду глубокого снега на левом фланге 9. а, начало наступления глав-щим назначено на 7 (20 марта).
  За всё это время оживленная деятельность не прекращалась, особенно на участке XXII. а.
*
 Видимо, сознание опасности втягиваться в Карпаты всё-таки вынуждало г. Алексеева указать армиям фронта, что „углубление 9. армии в Карпаты нельзя признать отвечающим общей современной обстановке. Главком смотрит настоящее время на 9. армию как на прочное надёжное обеспечение левого фланга всего фронта и как на резерв, которым можно оказать влияние на ход событий на путях Стрыю“ (Телеграмма г. Алексеева 24 февр. (9 марта) 1915 г. № 2049).
  В этих указаниях „германский резерв у Кракова“ был предан полному забвению, что видно из следующих слов этой телеграммы г. Алексеева: „тем же путём ослабления менее опасных участков приказано третьей армии собрать резерв за своим левым флангом, дабы общими усилиями упрочить трудное положение 8. корпуса и не допустить неприятеля подать помощь Перемышлю“.

Russain success in Transschorok (Caucasus).

Александр Парвус представляет руководству Германии План русской революции

  24 февраля Ярославская Городская Дума постановила выделить 15 тыс. руб. на материальную помощь для воинских частей действующей армии, ушедших  из Ярославля. (Журналы Ярославской Городской Думы. 1915 г. Выпуск 1-й. Январь-июнь. Ярославль, 1915. С. 122.)

Ники 24-го февраля. Вторник.
Такой же солнечный день с морозом. Утром хорошо погулял. После доклада Сухомлинова принял Енгалычева, кот. с нами завтракал. Затем у меня был Сазонов. Поработал с Алексеем. В 6 ½ простился с Аликс и детьми в поезде и отправился через Петроград по новому мосту через Неву по финляндской дороге. На ст. Териоки была небольшая встреча от местных жителей и русских крестьян. Вечером поиграл в домино.

British seaplanes drop bombs on Ostend; Lieut. von Hidelen, who dropped bombs on Paris in September, is at Toulon as a prisoner of war.

Relocation E Battery 3rd Brigade RHA With 5th Cavalry Brigade near Merville Started at 0700 and marched 23 miles to billet 2 miles north of Merville at Cavdescure
*
Ernst Pauleit In Mondrepuis – fern der Front.
Vormittags 7 Uhr gibt es eine kurze Erfrischungspause in La Chapelle. Wir sind hier noch 15km von unserem Ziel entfernt. Die ganze Nacht war es frostig; wir haben in unseren ungeheizten belgischen Eisenbahnwagen nicht wenig gefroren. Jetzt schneit es.
Über unsere nächste Aufgabe ist noch nichts bekannt.
Zunächst sollen wir uns erst einmal von den Kriegsstrapazen ausruhen. Die Eisenbahner sprechen aber davon, dass die bei Hirson zusammengezogenen Truppen später nach Deutschland zur Neuformation weiterbefördert werden sollen. Das wäre uns schon recht; nur ist es wohl zu schön, um wahr zu sein.
Das neugebildete Fußartillerie-Bataillon Nr. 50 wird nur aus 2 Batterien bestehen. Es ist der neu aufzustellenden 50. Infanterie-Division zugeteilt worden. Zu dieser Division gehören noch 3 Infanterie-Reigmenter (Nr. 39, 53 und 158) die sämtlich dem VII. Armeekorps entnommen wurden.
8 Uhr morgens treffen wir in Hirson ein. Hier werden wir ausgeladen – eine Arbeit von wenigen Minuten. In einstündigem Marsch sind wir in dem 4 km entfernten Mondrepuis.
Das Dörfchen zählt etwa 1400 Mann Friedensbevölkerung. Wir sind im Augenblick die einzigen deutschen “Gäste”. Später soll noch die 2. Batterie unseres Bataillons hierher kommen.
Ich erhalte Unterkunft neben der Kirche bei einer Frau, deren Mann Zivilgefangener ist.
5 Uhr Appell und Essensempfang
10 Uhr schlafen – ohne Kanonendonner.
Oh, wie ist die Welt doch schön!
*
Sapper Wilfred Sellars, Royal Engineers, Service #29560.
Three more rounds from Granny in the early morning, first one blind.
Packed up for Berthen. Another joyride in the light spring – nearly shaken to death.
Walk afternoon with Tony round Mt des Cats. Beautiful frosty day.
*
Der am 16. 2. (siehe dort) begonnene Durchbruchsversuch der Franzosen (Winterschlacht in der Champagne) vollständig gescheitert (französische Verluste: 45 000 Mann [2450 Gefangene], deutsche Verluste: 15 000 Mann).

French progress near Mesnil.
Argonne: Fighting between Fou de Paris and Bolante (and also on March 14 and 18). / Struggle between Four de Paris–Bolante

Floods hamper campaign in Alsace; it is reported that Germans are shelling factories in France which they cannot capture.

*
German submarines sink three British merchantmen, thirty-seven men going down with one ship; Military Governor of Smyrna says that British have bombarded unfortified villages; another British superdreadnought joins allied fleet at Dardanelles; French transports are on way with troops; Turks lose coal supply by Russian bombardment of Zunguldiak; report from Berlin that German submarine U-16 has sunk five merchantmen; British Admiralty states that German submarines, from Jan. 21 to March 3, sank fifteen British steamships out of a total of 8,734 vessels above 300 tons arriving at or departing from British ports in that period; more mines planted near Denmark.
It is announced at Washington that identical notes of inquiry have been sent to the British and French Governments asking for particulars as to how embargo on shipments to and from Germany is to be enforced.

Die britische Admiralität kündigt an, gefangene deutsche U-Boot-Besatzungen würden nicht auf eine Stufe mit normalen Kriegsgefangenen gestellt werden und erhielten nicht das Recht, ihrem Rang gemäß behandelt zu werden.

  «Принц Эйтель Фридрих» захватил всего 11 судов, из них 4 парохода, а остальные — парусные суда. 9 марта 1915 г. он был принуждён войти в гавань Ньюпорт Ньюс. Оба, он и «Кронпринц Вильгельм», были интернированы, в силу того, что они не вышли в море по истечении дозволенного им срока пребывания.

On March 9th the crew were retransferred to the Chasehill, together with the crew and passengers of the French mail steamer Guadaloupe, which the Kronprinz Wilhelm had captured some days before, to find that their ship had been much damaged during the process of transhipping the coal.

British ss Tangistan (3,738 tons) sunk by U-Boat off Flamborough Head; no warning; 38 lost.
*
Aberdon (UK, 1,005 GRT): The cargo ship was torpedoed and sunk in the North Sea off St. Abb’s Head, Berwickshire by SM U-12 (KM) with the loss of fifteen crew.
Blackwood (UK, 1,230 GRT): The cargo ship was torpedoed and sunk in the English Channel 18 nautical miles south west by south of Dungeness, Kent by SM U-35 (KM). Her crew survived.
Gris Nez (France, 208 GRT): The trawler was shelled and sunk in the English Channel 20 nautical miles west south west of Beachy Head, East Sussex, UK by SM U-35 ( KM). Her crew survived.
Princess Victoria (UK): The cargo ship was sunk in Liverpool Bay 16 nautical miles (30 km) north west by north of the Liverpool Bar Lightship (UK) by SM U-20 (KM). Her crew survived.
Tangistan (UK): The cargo ship was torpedoed and sunk in the North Sea off Scarborough, Yorkshire with the loss of 37 of her 38 crew. The survivor was rescued by Woodville (UK)
*
ABERDON, cargo steamship, 1,005/1911, Adam Bros, Aberdeen, sailed from Seaham Harbour for Aberdeen with coal, went missing with all hands, probably sunk by U.12 (un – confirmed) (ms/un only)
BLACKWOOD, 1,230/1907, Tyneside Line, North Shields-reg, Mr John Souter, Blyth for Havre with coal. Torpedoed by U.35 (Waldemer Kophamel), sank 18 miles SW by S of Dungeness (L - 18 miles SW by W of; wi - 7¾m S of Hastings, in 50.43.30N, 00.36.30E) (+L/Mn/te/un/wi)
PRINCESS VICTORIA, 1,108/1894, M Langlands & Sons, Glasgow-reg, Mr John Cubbin, Aberdeen for Liverpool with general cargo. Sunk by U.20, 16 miles NW by N of (wi - in 53.43.30N, 03.41W) (+L/Mn/te/un/wi)
TANGISTAN, 3,738/1906, Strick Line, London-reg, 39 crew, Benisaf for Middlesbrough with 6,000t iron ore, approaching Middlesbrough, too early for tide so reduced speed as night fell. Explosion around midnight, lights went out, hands rushed on deck as she sank rapidly 9 miles N of Flamborough Head (wi - in 54.15.42N, 00.05.08W); 38 crew lost, boats ordered lowered, but she just disappeared taking down everyone with her, some men came back up, but only AB J O'Toole survived. Holding on to a spar, he heard the other voices stop, three ships passed by and he was in the water for 2 hours when his cries were heard by SS Woodville, picked up and landed at West Hartlepool. Not known if mined or torpedoed at the time, was confirmed post-war as torpedoed by U.12, but no longer. Uboat.net now attributes this attack to SS Aberdon following, with Tangistan lost on a mine laid by cruiser Kolberg (+L/Mn/te/un/wi)
Clan MacRae, cargo steamship, 5,058/1912, Cayzer, Irvine & Co (Clan Line), Glasgow. Escaped (+ms)
*
Armed Merchant Cruiser HMS Kinfauns Castle From Zanzibar to Chaki Chaki Bay and at Chaki Chaki Bay [Pemba Island, also known as Chake Chake Bay] Lat -5.2, Long 39.7 [estimated] to 11 March


As a result of new royal decrees calling refugee youths to the colors the number of recruits is increasing daily; a few days ago King Albert presented a number of recruits to two veteran regiments in a speech; Belgian officials are arrested by Germans on charge that they induced Belgian customs officials to go through Holland to join Belgian Army.

Sitting of 9 March 1915
DEFENCE OF THE REALM (AMENDMENT NO. 2) BILL. 10,974 words
LEGAL PROCEEDINGS AGAINST ENEMIES BILL. COMMERCIAL CONTRACTS. 5,662 words
NATIONAL INSURANCE (PART I.) AMENDMENT.— [MONEY.] 2,094 words
CHINA AND JAPAN. 560 words
CHINA (BRITISH TRADE). 669 words
SOLDIERS AND SAILORS (PENSIONS AND ALLOWANCES). 637 words
CITY OF DUBLIN STEAM PACKET COMPANY. 450 words

Poincare R. такое пуканкарьё
…телеграммы Палеолога было достаточно, чтобы внушить нам беспокойство, и я указал Делькассе на опасность, заключающуюся в этих взглядах императора. Министр нашёл мои опасения основательными и просил меня написать лично письмо для нашего посла, которое перешлёт ему министерство. Это было единственный раз, когда я, будучи президентом республики, обратился с письмом к одному из наших представителей за границей, но, думается мне, это отклонение от конституционных правил оправдывалось обстоятельствами и согласием министра. Вот быстро набросанный мною текст этого письма:

«Париж, 9 марта 1915 г. Мой милый друг, пишу тебе не как президент и даже не как твой бывший министр, а как старый товарищ по лицею. Я дал прочитать своё письмо Делькассе, чтобы быть уверенным, что оно не содержит ничего, могущего помешать тебе в твоих действиях, но хотя эти строки попадут к тебе через нашу дипломатическую почту, они, тем не менее, нисколько не будут носить официального характера. Твои телеграммы за последние месяцы не позволяли нам предвидеть внезапную перемену, которая произошла теперь в намерениях русского правительства. До сих пор это правительство ограничивалось деликатным указанием, что оно, возможно, потребует в своё время укреплённый пункт на Босфоре, но оно не заявляло никаких притязаний ни на Константинополь, ни на Дарданеллы, ни на Фракию, ни на острова, господствующие над проливами. Мы поражены той поспешностью и стремительностью, с которыми  сформулированы все эти новые требования в момент, когда начинается весьма трудная операция. Россия не могла и думать о том, чтобы вести её одна, она даже одно время, казалось, не желала принимать на себя никакой доли в её бремени. Если Константинополь окажется в руках союзников, это по меньшей мере будет общей победой, эта победа будет лишь одним из эпизодов войны, которую союзники обязались продолжать в полном согласии между собой до того дня, когда все они придут к решению заключить мир. Некоторые русские из школы Витте, конечно, очень не прочь были бы присвоить себе Константинополь и не продолжать затем войны против Германии и Австрии. Я не могу думать, чтобы император когда-либо пошёл на их коварные наущения. Однако будем остерегаться неосторожных шагов, которые благоприятствовали бы их интригам. Первой безусловно необходимой предосторожностью я считаю не обсуждать публично будущей судьбы Константинополя и оставлять Румынию, Италию и все другие нейтральные государства в неведении относительно желаний России, ибо открыть им эти желания значило бы отпугнуть от них поддержку, которую Сазонов, на мой взгляд, надеется купить слишком дёшево.
Итак, ограничимся секретными беседами между собой — между Францией, Англией и Россией — и будем беседовать в духе совершенного доверия и дружбы. Россия не может не признать, что она требует от нас теперь рассмотреть отдельно и преждевременно вопрос, который является лишь частью целого и не может быть отделён от него. Этот вопрос должен быть разрешён только тогда, когда последует общее разрешение; он связан со всеми другими вопросами, которые встанут тогда, причём решение их будет зависеть от размеров совместной победы. Мы знаем устремления России и желаем, чтобы они могли осуществиться, но мы не можем принести при этом в жертву свои устремления. Отдача России Константинополя, Фракии, проливов и берегов Мраморного моря означает раздел Оттоманской империи. Мы не имеем никаких разумных оснований желать этого раздела. Если он неизбежен, мы не желаем, чтобы он произошёл за наш счёт. Поэтому надо будет, с одной стороны, найти такую комбинацию, которая позволит нам успокоить наших мусульманских подданных в Алжире и Тунисе относительно дальнейшей независимости повелителя правоверных, и, с другой стороны, помимо сохранения наших институтов на Ближнем Востоке и соблюдения наших экономических интересов в Малой Азии, добиться признания наших прав на Сирию, Александретту и вилайет Адану. Но обладание Константинополем и его окрестностями даст России не только своего рода привилегию в наследовании Оттоманской империи. Оно введёт Россию через Средиземное море в концерт западноевропейских держав и даст ей возможность благодаря выходу в незакрытое море стать великой морской державой. Таким образом, в европейском равновесии наступит полная перемена. Такой прирост сил мог бы быть приемлем для нас лишь в том случае, если бы мы сами извлекли из войны равноценные выгоды. Итак, всё тесно связано между собой. Мы будем в состоянии поддерживать желания России только в соответствии с теми удовлетворениями, которые мы сами получим. Война с Турцией и перспективы, которые она открывает для России, не заставят нас забыть происхождения общей войны. Пожар в Европе вспыхнул из-за сербского вопроса. Агрессивность Германии проявилась по вопросу, который затрагивал Россию гораздо более непосредственно, чем Францию; последняя была вовлечена в конфликт против своей воли. Франция осталась верна своему союзу. Ныне ей трудно было бы примириться с тем, что перспектива овладения Константинополем отвлекла русское общественное мнение от истинных причин и существенного объекта войны. Для союзников возможна здесь только одна разумная и лояльная линия поведения: продолжать борьбу соединенными силами, исключать всякую мысль о сепаратном мире и отложить все вопросы о дележе до окончательного решения. Каждый может иметь свои желания и даже заявлять свои требования. Но невозможно определять доли в дележе, прежде чем узнаешь, что именно будет подлежать дележу. Как тебе телеграфировал министр, предварительно надо одержать победу, и одержать её как можно скорее. Я не сомневаюсь, что при известной твёрдости тебе удастся внушить императору и русскому министру более правильный взгляд на постоянные интересы союза. Ты пользуешься их доверием. Используй его для того, чтобы разъяснить им положение и предостеречь их от начинаний, в которых воображение часто играет большую роль, чем чутье действительности. Шлю тебе, дорогой друг, сердечнейший привет».


Der neuernannte griechische Ministerpräsident Demetrios Gunaris stellt sein Kabinett vor. Die neue Regierung rechtfertigt die Beibehaltung der Neutralität des Landes.
Athen, 9. März. (Priv.-Tel.)
Nach vorliegenden zuverlässigen Meldungen stützte der König seine Ansicht betreffend das weitere Verharren in der Neutralität hauptsächlich auf militärische Gründe, während der Premierminister mehr Gewicht auf politische Gründe legte, die nach seiner Ansicht Griechenland zur Teilnahme am Kampf gegen die Türkei nötigten. Da eine Einigung nicht möglich war, erfolgte der Rücktritt des Kabinetts. Der König dankte dem bisherigen Premierminister für seine verdienstvolle Tätigkeit. Veniselos selbst empfahl dem König Herrn Zaimis als Nachfolger wegen seines umsichtigen und maßvollen Charakters, wies aber darauf hin, daß das neue Kabinett lieber nicht vor der Volksvertretung erscheine und der König auch keine Auflösung der Kammer vornehme. Nachdem Zaimis die Bildung des Kabinetts im Prinzip angenommen hat, dürfte er morgen die Liste der Mitglieder dem König vorlegen.
Athen, 9. März. (W. B.)
Die „Agence d’Athenes“ meldet.
Gunaris hat heute Nachmittag um 4 Uhr dem König die Liste des neuen Kabinetts vorgelegt. Die Besetzung der Portefeuille ist folgende: Vorsitz und Krieg Gunaris; Auswärtiges Zographos; Verkehr Baltadjis; Kultus und öffentlicher Unterricht Vozikis; Finanzen Protopapadekis; Inneres Triantaphyllakos; Volkswirtschaft Autatias; Justiz Tsaldars; Marine Stratos. Der König hat die Liste genehmigt. Das neue Kabinett wird morgen früh seinen Eid leisten.
Athen, 9. März. (Priv.-Tel.)
Nach einer Meldung der „Agence Havas“ gehört Gunaris, der die Bildung des neuen Kabinetts übernommen hat, zur Partei Theotokis. Gunaris war früher Finanzminister und legte sein Amt nieder, als eine von ihm eingebrachte Vorlage über die Einkommensteuer scheiterte.

Bulgaria: British ambassador in Sofia meets Bulgar Prime Minister, who is not impressed by Allied Dardanelles operations.

USA. In gratitude for American help, the municipal authorities of Louvain inform the American Commission for Relief in Belgium that, when Louvain is rebuilt, squares or streets will be named Washington, Wilson, and American Nation.
Angesichts anhaltender bürgerkriegsähnlicher Unruhen in Mexiko droht die US-amerikanische Regierung entgegen früheren Äußerungen mit einer erneuten Intervention.

Rede von Karl Liebknecht vor dem Preußischen Landtag (9. März 1915)

Germans report that British were routed recently in Southern Mesopotamia.
American missionaries, arriving in New York from Jerusalem, say that the fall of the Dardanelles will probably mean a massacre of Jews and Gentiles in the Holy Land.
Kämpfe der Italiener mit Aufständischen bei Gheifat (Libyen). Cyrenaica: Italian General Moccagatta defeats 1,500 rebels (and again on March 11) but inland garrisons evacuated until October.

Persia: British arrest 2 Germans at Bushire consulate (Gulf); telegrams prove sabotage intent, but only Wassmuss diplomatic code captured. British ambassador at Tehran protests at Persian pro-German attitude on March 16.
East Africa: Rhodesian 2nd Regiment leaves for Southwest Africa. German reverse on River Mara (E Africa). 
Tags: banksters, coca-cola, competition crusade, credo хомячья, crime, crony capitalism, democracy crusade, globalization головного мозга, history, political economy, realpolitik, resource nationalism, russian question, useful idiots, war economy, wb, winky gauge, zoonews, Двуглавый, былое и думы, гейжопа, их нравы, против человечества, рыло в пуху
Subscribe

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments