flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

  • Mood:
  • Music:

Great War

Tuesday, March 16, 1915 Dienstag. 16. März

Britain: Government arms factory powers extended to all potential munition plants; War Departments can requisition on March 23.
Kitchener memo to Cabinet urges annexation of Alexandretta, Aleppo and Mesopotamia.
In House of Lords Lord Crewe announced that considerable reinforcements were proceeding to Ahwaz-Kurna (Mesopotamia).
Großes Hauptquartier, 16. März.

Westlicher Kriegsschauplatz: Die englische Höhenstellung bei St. Eloi, südlich von Ypern, um die seit vorgestern gekämpft wurde, ist in unseren Händen.
Am Südhang der Lorettohöhe, nordwestlich von Arras, wird um eine vorspringende Bergnase gekämpft.
In der Champagne brachen mehrere französische Teilangriffe in unserem Feuer unter starken Verlusten zusammen. Nördlich von Beau Séjour entrissen unsere Truppen den Franzosen mehrere Gräben.
In den Argonnen und am Ostrande derselben kam es zu Gefechten, die noch andauern.
In den Vogesen wird an einzelnen Stellen weitergekämpft.
Östlicher Kriegsschauplatz: Beiderseits des Orzyc, nordöstlich von Prasznysz, griffen die Russen an. Sie wurden überall abgewiesen. Besonders erbittert war der Kampf um Jednorozek. 2000 russische Gefangene blieben in unserer Hand.
Südlich der Weichsel ist nichts zu melden.
Oberste Heeresleitung.
Wien 16. März. Amtlich wird verlautbart.
Angriffe stärkerer feindlicher Infanterie auf unsere Stellungen östlich Sulejow und bei Lopuszno an der Front in Polen wurden abgewiesen. Ebenso scheiterten mehrere Nachtangriffe, die die Russen im Raum bei Gorlice durchführten. Bei Abwehr dieser Angriffe brachte die eigene Artillerie durch flankierendes Feuer auf nächste Distanz dem Feinde schwere Verluste bei.
In den Karpathen hielt gestern an dem größten Teil der Front nur Geschützkampf an. Auch in den Stellungen nördlich des Uzsoker Passes herrschte durch die Ereignissen des 14. dieses Monats verhältnismäßige Ruhe. Der Gegner hatte in den Kämpfen dieser Tage große Verluste erlitten. Von den vordersten russischen Abteilungen wurden 2 Bataillone vernichtet, 11 Offiziere, 650 Mann gefangen und 3 Maschinengewehre erbeutet. In der Gegend nordwestlich Wyschkow eroberten eigene Abteilungen eine Höhe, nahmen 380 Mann gefangen und hielten trotz wiederholter russischer Gegenangriffe die gewonnene Stellung.
Die Schlacht südlich des Dnjestr dauert an. Der von starken russischen Kräften auf die Höhen östlich Ottynia in der Richtung Kolomea versuchte Durchbruch wurde in mehrtägigen erbitterten Kämpfen unter großen Verlusten des Feindes zurückgeschlagen. Nach Eintreffen weiterer Verstärkungen ging der Gegner abermals auf diese Höhen vor, griff in dichten Massen im Laufe des Nachmittags dreimal unsere vorgehenden Kräfte an und erlitt wieder schwere Verluste. Das Infanterie-Regiment General der Kavallerie Dankl Nr. 53 hielt wiederholt dem Ansturm überlegener feindlicher Kräfte heldenmütig stand. Alle Angriffe wurden blutig abgewiesen.
Der Stellvertreter des Chefs des Generalstabes. v. Hoefer, Feldmarschalleutnant.
Отъ штаба Верховнаго Главнокомандующаго 3 марта
 В праснышском районе мы на всём фронте от железной дороги на Млаву до реки Оржиц и на левом ея берегу с боем продвинулись вперёд. Контратаки германцев повсюду отражены.
  Артиллерия Оссовца подбила несколько тяжёлых орудий на осадных батареях, находящихся на дистанции действительнаго огня от крепости.
  На левом берегу Вислы боёв не было.
  В Карпатах общее положение без перемен.
  Атаки австрийцев на балигродском направлении и германцев на высоту 992 у Козювки отражены.
  В Восточной Галиции наши войска оттеснили неприятеля в районе к северу от Обертына.
  Под Перемышлем — артиллерийский бой.

Mardi 16 mars
  Dans la région de Lombaertzyde, nous bombardons les ouvrages ennemis et nous infligeons des pertes aux allemands qni tentaient de reprendre un fortin. Au sud d’Ypres, l’armée anglaise qui s’était repliée au deçà de Saint-Eloi a réoccupé cette localité. Au nord d’Arras, nous avons enlevé trois lignes de tranchées à Notre-Dame-de-Lorette et fait une centaine de prisonniers. De même plus au sud, vers Ecurie-Roclincourt, nous avons pris l'avantage en faisant sauter plusieurs tranchées.
  Dans la région d’Albert, une contre-attaque allemande a finalement échoué. Nous avons décimé deux compagnies ennemies dans la vallée de l’Aisne, près de Nouvron. En Champagne, nous réalisons de nouveaux progrès près de Souain et de Perthes. En Argonne, après avoir livré deux offensives, nous démolissons un blockhaus, près de Bagatelle; entre le Four-de-Paris et Bolante, deux attaques ennemies sont arrêtées. Nous progressons à Vauquois. Du côté de Pont-à-Mousson, nous gardons également la supériorité.
  Le croiseur allemand Dresden a été détruit près de Juan-Fernandez, au large du Chili, par une division britannique.
  La France et l’Angleterre ont publié leurs décrets réglementant le blocus naval.
  L’armée russe a progressé sur tout le front de Pologne, et l’artillerie d’Ossowietz a démoli plusieurs des pièces allemandes de siège. Les troupes russes ont également gagné du terrain dans les Carpathes et en Galicie orientale.
  Le Parlement italien, à la quasi-unanimité, a adopté les mesures proposées par M. Salandra contre l’espionnage et contre les indiscrétions de presse.

Konstantinopel, 16. März. (W. B )
  In den letztem Tagen haben nur unbedeutende Unternehmungen der verbündeten Flotte bei den Dardanellen stattgefunden.   Die Tätigkeit der feindlichen Linienschiffe beschränkte sich auf Demonstrationen. Zwei neue Versuche des Gegners, durch nächtliche Vorstöße von Kreuzern und Zerstörern an die äußersten Sperren heranzukommen und die Minen wegzuräumen, wurden durch die Wachsamkeit und das wirksame Feuer der Verteidiger vereitelt.
  Die durch die gegnerische Presse verbreiteten Nachrichten über eine Landung und Erfolge feindlicher Streitkräfte bei Smyrna sind frei erfunden. Die bisherige Sorglosigkeit der verbündeten Flotte scheint nach dem erfolgreichen Vorstoß türkischer Seestreitkräfte beeinträchtigt. Die Stimmung in Konstantinopel ist vollkommen ruhig. Die Bevölkerung ist fast gleichgültig geworden gegen die Blockade der Dardanellen.

Russian Northwest Front steadfast ordered.

  В середине марта мы у Прасныша успели нанести немцам очень чувствительный удар со стороны Еднорожца, после к-рого они отказались от дальнейшего наступления и стали отходить к своим границам.

  Известные объединение и определённость вводятся г.-ад. Рузским лишь 3 (16) марта директивой № 215-Б, после запроса его ставкою 2 (15) марта (тел. г. Янушкевича № 8762) .
  Директива № 215-Б определяла силы немцев
у Шаки–Серее — в 1 ½ див.;
у Сейны–Августов — 2 ½–3 корпуса;
под Осовцем — 1 ½ див.;
к западу от Бобра у Ломжи — до 4 корпусов;
против Новогрода — 1 дивизия;
между Шквою и Оржицем — ок. корпуса
и между Оржицем и Вислою — ок. 5 ¼ к-сов.
  Задачи армиям:
10. а прочно утвердиться на рубеже Ятвязь, Сопоцкин, Липск, Штабин, Двуглы и прикрыть пути к среднему Неману, а для обеспечения связи между войсками, действующими к югу и северу от Августовских лесов, удерживать Копциово. При благоприятных условиях перейти в решительное наступление, имея целью занятие рубежа Мариамполь, Сувалки, Августов, Райгрод.
12. а, продолжая наносить сильные, но короткие удары противнику, перейти к активному прикрытию подступов к Нареву между Оржицем и Бобром, обеспечивая свой правый фланг обороною Бобра от устья Березовки. По овладении тактически важными пунктами, обеспечивающими господство над путями, ведущими к Нареву, и владению переправами через его притоки, прочно утвердиться на рубеже по возможности примерно ж. дороги Завады, Вах, Липники, Круша  и далее по ныне занимаемому расположению. По утверждении на означенном фронте из состава армии выделить один корпус в армейский резерв и расположить его у Остроленки, а один корпус назначить в распоряжение г-щего и направить его к Острову.
ХХIII. ак передать в 1. а.
  „1-й армии, нанеся короткий удар правофланговыми корпусами, прочно утвердиться в занятых местах, имея целью надёжное удержание линии Вышегород, Плонск. Цеханов, Пултуск-Еднорожец. Переправа через Оржиц у этого пункта, а равно и прочие переправы, д.б. прочно обеспечены 1. армией.
I. сибирский корпус теперь же выделить в моё распоряжение и сосредоточить в районе Сероцка. Сверх того при первой возможности образовать армейский резерв силою не менее корпуса.
2. и 5. армиям прочно удерживать занимаемое расположение“.
  Эта определённая директива сразу же внесла некоторую упорядоченность в наши “короткие удары”

Russians take vigorous offensive and drive back army that was marching on Przasnysz; 100,000 men have been buried in a triangle a few miles in area between Warsaw and Skierniewice; Germans are making use of fireworks at night to locate Russian guns; Austrian Archduke Frederick suggests to Emperor Francis Joseph the abandonment of the campaign against Serbia, all troops to be diverted to the Carpathians.
Russians rout Turks in Armenia and threaten Turks in the Caucasus.

  Die bisher geltende Befreiung der Studenten vom Kriegsdienst in Russland wird aufgehoben. Alle Studenten müssen einen achtmonatigen Offizierskursus absolvieren.
  Der Verkauf von Schnaps, der aus Spiritus hergestellt wurde, kann in Russland ab jetzt mit Zwangsarbeit und der Verbannung nach Sibirien bestraft werden.

  Дело об установлении личности бельгийской подданной А.Г. Гомон, /она же Борнштейн/, заподозренной в шпионаже

  Вышел на экран фильм фирмы А.А. Ханжонкова «Похороны графа С.Ю. Витте».

Ники 3-го марта. Вторник.
Погода стояла скверная: дуло, лило и к вечеру пошёл снег и снова мороз. После доклада писал у себя.
К завтраку приехал Палеолог, кот. я принял после завтрака. Погулял со своими спутниками несмотря на отчаянные условия погоды. После чая принял Сазонова и роздал боевые награды 10 офицерам Лейб-Казач. полка. Поехал в кинематограф. После обеда почитал и играл в кости.

Georges Maurice Paléologue Вторник, 16 марта 1915 года
  Уехав из Петрограда вчера в семь часов вечера в придворном вагоне, прицепленном к варшавскому экспрессу, я просыпаюсь сегодня утром в Вильно, откуда специальный поезд везёт меня в Барановичи. До половины первого я еду по обширным равнинам, почти пустынным, которые развёртывают вдали свои снежные волны, похожие на ковер из горностая.
  Барановичи — бедное местечко, расположенное на большой железной дороге, которая соединяет Варшаву и Москву через Брест-Литовск, Минск и Смоленск.
  Ставка расположена в нескольких верстах от местечка в прогалине леса из сосен и берез. Все службы штаба занимают десяток поездов, расположенных веером среди деревьев. Тут и там в промежутках виднеются несколько военных бараков да несколько казачьих и жандармских постов.
  Меня отводят прямо к императорскому поезду, и император немедленно принимает меня в своем салон-вагоне:
  — Я рад, — говорит он мне, — принять Вас здесь, в главном штабе моих армий. Это будет ещё одно наше общее воспоминание, мой дорогой посол.
  — Я обязан Вашему Величеству радостным воспоминанием о Москве. Не без волнения нахожусь я в Вашем присутствии здесь, в центре жизни Ваших армий.
  — Идём завтракать… Поговорим потом… Вы должны быть очень голодны…
  Мы входим в следующий вагон, который состоит из курительной комнаты и длинной столовой. Стол накрыт на двенадцать приглашённых. Великий Князь Николай Николаевич садится справа от Императора, В.К. Петр Николаевич — слева от него. Место напротив Его Величества занято, согласно обычаю, князем Долгоруким, маршалом двора; я сижу с правой стороны от него, и направо от меня самого — генерал Янушкевич, начальник штаба Верховного главнокомандующего. Узость стола позволяет вести разговор с одного края на другой.
  Беседа свободная и оживленная. Никакой принужденности. Император, очень весёлый, спрашивает меня о моём путешествии, об успехе, недавно одержанном французской армией в Аргоннах, о действиях союзных эскадр при входе в Дарданеллы и т.д.
  Затем внезапно, с блеском иронической радости в глазах:
  — А этот бедный граф Витте, о котором мы не говорим. Надеюсь, мой дорогой посол, что Вы не были слишком опечалены его исчезновением?
  — Конечно, нет, Государь!.. И когда я сообщал о его смерти моему правительству, я заключил краткое надгробное слово в следующей простой фразе: большой очаг интриг погас вместе с ним.
  — Но это как раз моя мысль, которую Вы тут передали. Слушайте, господа…
  Он повторяет два раза мою формулировку. Наконец, серьёзным тоном с авторитетным видом он произносит:
  — Смерть графа Витте была для меня глубоким облегчением. Я увидел в ней также знак Божий.
  По этим словам я могу судить, насколько Вигге его беспокоил.
  Тотчас после окончания завтрака Император ведёт меня в свой рабочий кабинет. Это продолговатая комната с тёмной мебелью и большими кожаными креслами.
  На столе возвышается груда больших пакетов.
  — Смотрите, — говорит мне Император, — вот мой ежедневный доклад. Совершенно необходимо, чтобы я прочёл всё это сегодня.
  Я знаю от Сазонова, что он никогда не пропускает этой ежедневной работы, что он добросовестно исполняет свой тяжёлый труд монарха.
  Усадив меня рядом с собой, он обращает на меня взгляд сочувствующий и внимательный.
  — Теперь я Вас слушаю.
  Тогда я излагаю ему всю программу цивилизаторской деятельности, которую Франция намерена предпринять в Сирии, в Киликии и Палестине.
  После того как он заставил меня показать ему подробным образом на карте области, которые таким образом перешли бы под французское влияние, он заявляет мне:
  — Я согласен на все Ваши предложения.
  Обсуждение политических вопросов окончено. Император встает и ведет меня на другой конец кабинета, к длинному столу, где развернуты карты Польши и Галиции. Указав мне общее распределение своих армий, он говорит:
  — Со стороны Нарева и Немана опасность отвращена. Но я придаю большое значение операциям, которые начались в районе Карпат. Если наши успехи будут продолжаться, мы скоро овладеем главными перевалами, что нам позволит выйти на венгерскую равнину. Тогда наше дело получит более быстрый ход. Идя вдоль Карпат, мы достигнем ущелий Одера и Нейссы. Оттуда проникнем в Силезию…
  Император отпускает меня со следующими словами:
  — Я знаю, что Вы уезжаете сегодня вечером. Но мы ещё увидимся за чаем. Если же у Вас нет ничего более интересного, я поведу Вас посмотреть кинематографические картины, которые изображают наши действия в Армении и которые очень интересны.
  Я покидаю Императора в половине третьего.
  После разговора с Сазоновым я отправляюсь к главнокомандующему, поезд которого расположен в нескольких метрах отсюда.
  В.К. принимает меня в просторном и комфортабельном кабинете, устланном медвежьими шкурами и восточными коврами. Со своей обычной откровенностью и решительностью он говорит мне:
  — Я должен побеседовать с Вами о важных вещах. Это не Великий Князь говорит с господином Палеологом, это — главнокомандующий русскими армиями официально обращается к французскому послу. В качестве главнокомандующего я должен Вам заявить, что немедленное содействие Италии и Румынии требуется настоятельной необходимостью. Не толкуйте всё же эти слова как вопль отчаяния. Я остаюсь убеждённым, что с Божьей помощью мы победим. Но без немедленного содействия Италии и Румынии война продолжится ещё очень долгие месяцы и будет сопровождаться ужасным риском.
  Я отвечаю В.К., что французское правительство не переставало увеличивать свои старания, дабы приобрести нам содействие Японии, Греции, Болгарии, Румынии, Италии — г-н Делькассе стучался во все двери. В данный же момент он ухищряется, чтобы увлечь румынское и итальянское правительства. Но я не скрываю, что притязания России на Константинополь и проливы сделают, может быть, невозможным вступление этих двух правительств в наш Союз.
  — О, это дело дипломатов… Я не хочу об этом ничего знать… Теперь побеседуем откровенно.
  Он предлагает мне папиросу, усаживает рядом с собой на диване и задаёт мне тысячу вопросов относительно Франции. Дважды он мне говорит:
  — Я не нахожу слов, чтобы выразить восхищение, которое мне внушает Франция.
  Ход разговора приводит нас к течению войны. Я передаю В.К. то, что Император только что сообщил мне относительно плана об общем наступлении на Силезию по ущельям Одера и Нейссы.
  — Признаюсь Вам, что мне стоит некоторого труда примирить этот проект с тревожными перспективами, которые мне открыло Ваше заявление.
  Лицо В.К. внезапно темнеет:
  — Я никогда не позволю себе оспаривать мнение его величества, кроме тех случаев, когда он сделает мне честь спросить мое мнение…
  Пришли сказать, что Император ждёт нас к чаю.
  Великий князь ведет меня с собой. По пути он показывает мне свой вагон — помещение, столь же остроумно устроенное, сколь и комфортабельное. Его спальня, освещаемая четырьмя окнами на одной стороне вагона, заключает в себе лишь очень простую мебель, но стены совершенно покрыты иконами: их штук двести.
  После чаю Император ведёт меня в кинематограф, устроенный в сарае. Длинный ряд живописных картин изображает недавние действия русских армий в областях Чороха и Агры-Дага. Смотря на эти гигантские стены восточной Армении, этот хаос громадных гор, остроконечных и изрезанных хребтов, я постигаю, каково должно быть мужество русского солдата, чтобы продвигаться вперёд в такой стране при тридцати градусах мороза и беспрерывной снежной буре.
  По окончании сеанса Император уводит меня в свой вагон, где я с ним прощаюсь.
  В половине восьмого я уезжаю с Сазоновым в Петербург.
Belgium: Industrial base set up at Le Havre.
Belgians cross the Yser; they drive Germans from trenches south of Nieuport; British retake St. Eloi; barbed wire fence, ten feet high, encompasses entire zone of German military operations in Alsace; British still hold Neuve Chapelle after several spirited attempts to retake it.
*
Sapper Wilfred Sellars, Royal Engineers, Service #29560.
Weather gradually improving. Went to C. in afternoon.
Dresden sunk (off southern Chile). Last of German fleet out of harbour.
*
Champagne: French storm crest north of Mesnil and repulse counter-attacks all along Fourth Army front, 48th Division gains Yellow Wood and in Sabot Wood until next day. French gain an important crest and repulse strong counter-attacks north of Mesnil.
*

Officers of the Dresden at Valparaiso say their ship was sunk in neutral waters; British say she was sunk ten miles off shore; German liner Macedonia, interned at Las Palmas, Canary Islands, slips out of port; British cruiser Amethyst is reported to have made a dash to the further end of the Dardanelles and back; a mine sweeper of the Allies is blown up; Vice Admiral Carden, “incapacitated by illness,” in words of British Admiralty, is succeeded in chief command in the Dardanelles by Vice Admiral De Robeck; Germany protests to England against promised harsh treatment of submarine crews; British and French warships again appear off coast of Belgium.
From the March 16th to the 19th the Dreadnought Battle Fleet again cruised in the northern and central parts of the North Sea, accompanied by the 1st, 2nd, and 7th Cruiser Squadrons, the 3rd Light Cruiser Squadron, and the 2nd Flotilla, The 2nd Flotilla, however, could not remain at sea on the 17th owing to bad weather and was sent back to Scapa. A collision occurred between the Nemesis and Nymphe, which necessitated the docking of both vessels for repairs. The flotilla was ordered out again from Scapa early on the 18th, but only seven destroyers were available, and they reached the Fleet at 2 p.m. on that date.

  Das deutsche Außenministerium bittet die US-amerikanische Regierung, bei der britischen Regierung Auskunft darüber zu verlangen, ob gefangengenommene deutsche U-Boot-Besatzungen schlechter behandelt werden als andere Kriegsgefangene.   Die Reichsregierung kündigt für diesen Fall Vergeltungsmaßnahmen gegen britische Gefangene im Deutschen Reich an.
*
English Channel Highland Scot, passenger & cargo steamship, 7,604 (ms – 7,343)/1910, W & W Nelson, London. Chased by U-boat, escaped.
Black Sea Wolverton, cargo steamship, 3,868/1914, Denaby & Cadeby Main Collieries, Hull, sailing Port Said for Novorossisk. Mined off Russian coast, 5-6 miles E by S of Fontana LH, Odessa, damaged, towed in to Odessa same day; one life lost.

Heavy losses among officers cause anxiety; T.P. O’Connor says Irish are with the Allies; stringent passport rules are extended to persons going into Holland.
German committee is planning to send Americans to the United States as propagandists to lay German case before the American people; 20,000 high school boys have volunteered for service.

Sitting of 16 March 1915
LEGAL PROCEEDINGS AGAINST ENEMIES BILL. Over 2,504 words
DEFENCE OF THE REALM (AMENDMENT) BILL. 1,070 words
MEAT CONTRACTS. 344 words
FRANCE (BRITISH NAVAL SUPPORT). 341 words
LIEUTENANT BARON WERNER VON OW-WACHENDORF. 299 words
INDIAN MEDICAL SERVICE. 289 words
Lords
EXECUTIVE COUNCILS IN INDIA. 14,970 words
TERRITORIALS’ PAY IN INDIA. 1,743 words

Poincare R. Вторник, 16 марта 1915 г.
  Вивиани беседовал с Мильераном и теперь более спокоен. Орудия действительно заказаны. Сенатская комиссия запросила только завод в Шателльру, между тем, именно в Шателльру, причём только в Шателльру не было сделано заказов. Что касается ружей, приняты новые меры.
  Вернувшийся из Афин Романос уверяет меня, что иностранная политика Греции не будет изменена, что она останется очень благожелательной для Франции, что министерский кризис был вызван только разногласием по вопросу о немедленном выступлении, но что новое правительство, возможно, тоже скоро будет вынуждено само принять решение о вступлении в войну. «Однако, — продолжал он, — король находится под влиянием своего шурина. «Я не верю, — сказал он мне, — в большую победу Германии, но я думаю, что в этой войне не будет ни победителей, ни побеждённых, поэтому мы должны быть осторожными». Я описал ему настроение Франции, ее уверенность в победе, но он остался при своем скептицизме».
  Генерал д’Амаде отправился с нашим экспедиционным корпусом на Ближний Восток. Наши войска и английские войска должны сначала высадиться на полуострове Галлиполи, укрепиться там и бомбардировать оттуда форты на азиатском берегу, так как судовых орудий недостаточно для уничтожения возведённых турками укреплений. Совет министров обсуждает ситуацию, изложенную нам английским правительством. Генералу д’Амаде будет отдан приказ высадить свои войска только согласно директивам английского генерала сэра Джона Гамильтона и только после прибытия английского экспедиционного корпуса. Китченер рассчитывает приехать в скором времени в Париж для обсуждения всех этих вопросов с Мильераном и Жоффром (Лондон, № 461).
  В полном достоинства письме от вчерашнего числа генерал Флорентен, великий кавалер ордена Почётного легиона, по собственному почину предоставляет свой пост в моё распоряжение, для того чтобы он мог быть отдан кому-либо из генералов, отличившихся на войне. Я благодарю его за его бескорыстие, но пока мы оставляем его на его посту.

Report from Rome states that an authoritative outline of the territorial demands of Italy shows that she wishes a sweep of territory to the north and east which would extend her boundary around northern end of the Adriatic as far south as Fiume on the eastern coast; this would include Austrian naval base at Pola and the provinces of Trent and Trieste; von Buelow is said to have assured Italian Government that concessions will be made.
Rumania: Government refuses the Russian request for eventual passage of troops, calls up 1909–15 conscription classes on March 18.
US. Stegler turns State’s evidence and testifies against Cook and Madden in the Federal District Court.
Mrs. John Hays Hammond, National Chairman of the War Children’s Christmas Fund, has received letters from Princess Mary of England, and the Russian Ambassador to the United States, writing in behalf of the Empress of Russia, expressing thanks for the Christmas supplies sent from the United States.
Federal Trade Commission organizes / The Federal Trade Commission was created on September 26, 1914, when President Woodrow Wilson signed the Federal Trade Commission Act into law. The FTC opened its doors on March 16, 1915. The FTC’s mission is to protect consumers and promote competition.

  Anlässlich der Etatberatungen bekräftigt die dänische Regierung die Neutralität des Landes und betont die Notwendigkeit, die militärischen Mittel bereitzuhalten, um diese Neutralität ggf. verteidigen zu können.

Daily Telegraph March 16 1915
When is a blockade not a blockade? The Telegraph doesn’t think the British banning of merchant vessels sailing to or from German ports doesn’t amount to one
Although the “satisfactory news” of the sinking of the German cruiser Dresden in the Pacific was given top billing and centre stage on page 9 today, the Telegraph seemed more interested in matters governmental. Earl Kitchener had given a speech to the House of Lords as to the course of the war and the Army’s need for equipment, and this was reprinted in full on page 9, opposite a leader article on the speech on page 8. Meanwhile, the Government had released details of Britain’s response to “German piracy,” which amounted to preventing any goods coming by sea to Germany; although the leader on this said it stretched the laws of blockade it claimed that it was not in fact a blockade, although the terms, printed in full on page 11, certainly suggest one.
 Also in today’s paper
– Our Special Correspondent in Mitylene fails to blag his way onto another British ship coaling there (see March 13 for his previous attempt) so goes to the Gulf of Smyrna to hear about the bombardment of the city – page 9
– E. Ashmead Bartlett’s latest despatch from the front praises the Indian contingent – pages 9 and 10. He also finds time to write about a French capture of a village on page 10
– The Jockey Club meets to consider whether horse racing should continue during the war, although Hotspur is confident it will decide to carry on – page 10
– Three Flamborough fishermen are arrested for collecting a couple of letters from a boat off shore and posting them to their recipients to the bewilderment of their locality – page 10. Presumably the suspicion is the letters came from the enemy
*
Kristiania, 16. März. (Priv.-Tel )
Wie „Aftenposten“ aus Paris berichtet, kam dort von Serbien und Montenegro die norwegische Rote Kreuz-Schwester Steen an. Sie ist beauftragt, in Amerika für das serbische Rote Kreuz Mittel zur Anschaffung von Medikamenten zur Bekämpfung epidemischer Krankheiten zu sammeln. Sie berichtet, in Serbien und Montenegro herrsche die größte Not unter der Zivilbevölkerung. Die Kriegsverwundeten könnten in den meisten Fällen nicht die notwendige Pflege erhalten. Es herrsche großer Mangel an Serum und antiseptischen Mitteln.
London, 16. März. (W. B.)
„Daily Chronicle“ macht einige Mitteilungen aus einem Briefe Sir Thomas Liptons an das britische Rote Kreuz über die Lage in Serbien. Es sei unmöglich, die schreckliche Lage zu schildern, in der das Land infolge von Armut und Krankheit sich befindet. Die Hospitäler sind überall voll Typhuskranker. Dr. Ryan, der die amerikanische Abteilung leitet und etwa 2990 Kranke versorgt, meint, dass, wenn nicht bald etwas geschieht, um die Ausbreitung des Typbus zu verhindern, das Land über die Hälfte seiner Bevölkerung verliert. In dem Hospital in Gewgheli fehlt es an Matratzen und Decken. Die Kranken liegen in Kleidern. Sieben von den zwölf Krankenschwestern und drei von den sechs Ärzten sind an Typhus erkrankt. Nisch ist voller Krankheit, meist Typhus. Die Hospitäler sind überfüllt. Auch in Belgrad herrscht der Typhus, obwohl nicht so schlimm wie in Nisch. In dem serbischen Hauptquartier in Kragujewatz wütet eine schwere Typhusepidemie. Das Hospital in der Gendarmeriekaserne hat 600 Kranke und eine Schwester Ihre einzige Unterstützung sind österreichische Gefangene. Es herrscht Mangel an Arzneien, Decken und allem, was zur Krankenpflege gehört. Die gleichen Zustände herrschen im ganzen Lande. Es besteht großer Mangel an Hospitälern, so daß es unmöglich ist, die Typhusfälle zu isolieren.
Lipton schließt, wohl kein Land befinde sich in so gefährlicher Lage.
*

Niederlage der Engländer bei Bassora (Mesopotamien).
Armed Merchant Cruiser HMS Kinfauns Castle At Zanzibar to 19 March
На озере Виктория в Африке после боя с британскими кораблями затоплен командой германский вооружённый пароход Muansa
Tags: coca-cola, competition crusade, history, navy, political economy, russian question, war economy, Двуглавый, былое и думы, чему не учат в школе
Subscribe

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments