flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

  • Mood:
  • Music:

Great War

  Германские дирижабли бомбят Париж. First German airship raid on Paris (see August 30th, 1914, and January 29th, 1916) Ein deutsches Luftschiff überfliegt in der Nacht zum Sonntag Paris und wirft mehrere Bomben über der Stadt ab, die u.a. eine Eisenbahnlinie beschädigen. Paris und Compiègne mit Bomben belegt.
  Von der Schweizer Grenze, 21. März. (Priv.-Tel.)
  Der heute Nacht erfolgte Luftangriff auf die Stadt Paris wird voraussichtlich den von der deutschen Heeresleitung angekündigten Zweck erfüllen, denn er hat die ganze Bevölkerung der französischen Hauptstadt mitten in der Nacht in eine gründliche Panik versetzt. Die Bombenexplosionen erfolgten in der ganzen Ausdehnung des Pariser Stadtbildes einschließlich der westlichen und nordwestlichen Vororte. Die Bevölkerung wurde um so mehr überrascht, als die Regierung nicht den Mut hatte, den wahren Grund des Luftangriffs auf Calais bekanntzugeben. Die heute in der Schweiz eingetroffenen Pariser Zeitungen von gestern, Samstag, Abend enthalten zahlreiche Einzelheiten über die Wirkung des Angriffes auf Calais, aber die Zensur hat die offizielle deutsche Mitteilung, daß es sich dabei um eine absichtliche Vergeltung für den französischen Luftangriff auf die offene Stadt Schlettstadt handele, vollständig unterdrückt. Offenbar wagte es die Regierung nicht, vor dem französischen Publikum diese gegen eine elsässische Stadt begangene Gewalttat einzugestehen.

  Über die Wirkung des Luftangriffs auf Paris liegen folgende Havas-Meldungen vor: Paris, 21. März. Heute früh gegen 1.20 wurde ein „Zeppelin“ gemeldet. Die von den Militärbehörden vorgeschriebenen Maßnahmen wurden ausgeführt. Die Feuerwehrleute warnten die Bevölkerung mit Trompetensignalen. Fast unmittelbar darauf herrschte in der Gegend von Paris Dunkelheit.
  Paris, 21. März.
  Ein „Zeppelin“ warf zwei Bomben auf Paris. Eine dritte Bombe verursachte in dem Vorort Neuilly-sur-Seine einen Brand.
  Paris, 21. März.
  Die aufgefundenen Geschosssplitter scheinen von Flugzeugbomben herzurühren, indessen wurden sie von Luftschiffen, zwei an der Zahl, aus geschleudert. In der Rue des Dames verursachte ein Geschoß einen unbedeutenden Brand, der nur das Dach eines Gebäudes beschädigte. In der Passage Desire beim Bahnhof Ouest-Ceinture wurde ein Brandausbruch rasch erstickt. In St. Ouen geriet ein Strohhaufen in Brand. Sieben in Asnieres ausgeworfene Bomben bewirkten ziemlich bedeutenden Materialschaden. Drei Personen wurden leicht verletzt. In Courbevoie trafen die Bomben zwei Arbeiter, einer wurde ernstlich verletzt. In Levallois-Perret stürzte ein Pavillon ein und begrub zwei junge Leute unter sich, die aber mit einfachen Kontusionen geborgen werden konnten. In der Rue de Proccart hatte eine Bombe einen Brand zur Folge. Um 4.30 Uhr war jede Gefahr behoben.
  Weiter veröffentlicht Havas folgenden Trostbericht:
  Zwischen 1.15 und 3 Uhr früh kamen vier Luftschiffe in der Richtung auf Paris. Sie kamen aus der Gegend von Compiegne her und flogen dem Oise-Tale entlang. Zwei von ihnen wurden gezwungen, vor ihrer Ankunft über Paris kehrt zu machen. Die beiden anderen, die von der Verteidigungs-Artillerie angegriffen wurden, überflogen nur die Quartiere und die Peripherie im Nordwesten von Paris und in der Umgebung der Vororte. Sie zogen sich zurück, nachdem sie etwa zwölf Bomben abgeworfen hatten, von denen einige nicht platzten. Der Materialschaden ist nicht bedeutend. Sieben oder acht Personen wurden getroffen, eine ernster. Verschiedene Verteidigungsposten gegen die Flugzeuge eröffneten das Feuer auf die „Zeppeline“, die von den Scheinwerfern ständig beleuchtet wurden. Ein „Zeppelin“ scheint getroffen zu sein. Kleine Flugzeuggeschwader nahmen an der Aktion teil, indessen war ihnen der Nebel bei der Verfolgung hinderlich. Der „Zeppelin“-Raid über Paris ist vollständig mißlungen. Die Pariser Bevölkerung war außerordentlich ruhig. Während ihres Rückfluges warfen die „Zeppeline“ auf Compiegne zwölf Zündbomben, die unbedeutenden Materialschaden anrichteten. Zwei andere Bomben fielen ergebnislos in Ribecourt und Drelincourt nieder, nördlich von Compiegne.
  Die Militärbehörden veröffentlichen folgende Note:
  „Als in der letzten Nacht die "Zeppeline" gemeldet wurden, ergoß sich eine große Menge von Neugierigen in die Straßen von Paris. Es wird den Einwohnern empfohlen, im Falle eines neuen Alarms daheimzubleiben, da sie andernfalls riskieren, nicht bloß von Zeppelinbomben, sondern auch von Geschoßsplittern unserer Artillerie und der französischen Flugzeuge getroffen zu werden.“
*
*
French regain lost trench elements near Notre Dame de Lorette. / French recovered ground near Notre Dame de Lorette.
Argonne: Fighting at Bagatelle.
Germans take a hill in the Vosges.
Two Zeppelins drop bombs on Paris, but damage is slight; eight persons are injured; Zeppelin drops bombs on Calais, with slight damage, and is driven off by guns.

Otto Kissenberth FA 8b. On 21 March 1915, he was wounded in action over the Vosges Mountains.

**
 На камнях в Эгейском море погиб британский миноносец TB 64. Ran aground and wrecked in bad weather, Aegean.
Dutch ss Batavier V and Zaanstroon seized at sea and taken to Zeebrugge by Germans. U-28 seizes Dutch steamers Batavier V. and Zaanstroom and their cargoes.
Belgian Relief Ship ss Strathfillan bombed by aircraft off North Hinder; missed. Two other steamers also bombed by German aircraft in North Sea; missed.
*
Cairntorr (UK): The cargo ship was torpedoed and sunk in the English Channel 7 nautical miles south of Beachy Head, East Sussex 50°40′N 0°15′E by SM U-34 (KM). Her crew were rescued by the Eastbourne Lifeboat and the Newhaven Lifeboat.
 HM Torpedo Boat 64 (RN): The torpedo boat ran aground and was wrecked in the Aegean Sea
*
Sunday 21 March
North Sea
Ennismore, 1,499/1880, William Johnston & Co, Liverpool. U-boat attack 10 miles NE by N of Coquet Is, off Northumberland, torpedo missed. Listed as owned by James Cormack & Co, Leith when sunk 29 December 1917 (+ms/tl)

Three cargo steamships attacked by aircraft, all bombs missed:
Elfland, Belgian Relief ship, 4,190 (ms – 4,211)/1914, Fred Drughorn Ltd, London. Off North Hinder LV (+Mn/ms)
Pandion, 1,279/1904, Cork Steam Shipping Co, Cork. Between North Hinder & Galloper. Lost in collision 15 March 1917 (+Mn/ms)
Lestris, 1,384/1905, Cork Steam Shipping Co, Cork. Some 14 miles E of Galloper, off Harwich (+Mn/ms)

Dover Straits
Tycho, cargo steamship, 3,216/1904, T Wilson Sons & Co, Hull. U-boat attack in The Downs, torpedo missed. Sunk 20 May 1917 (+ms)
English Channel
CAIRNTORR, cargo steamship, 3,588/1904, Cairn Line of Steamship (Cairns Noble & Co), Newcastle-reg, Mr R Purvis, Tyne for Genoa with coal. Torpedoed by U.34 (Claus Rücker), sank 7 miles S of Beachy Head (L - 3 miles S of; un – 50.40N, 00.15E; wi - in 50.37N, 00.14.30E). Note: “Wreck Index” suggests the HMSO & Lloyd’s positions are the torpedoed and loss locations respectively, ms – torpedoed 7 miles S of Beach Head (+L/ms/te/un/wi)
*
Light Cruiser, Arethusa-class HMS Phaeton At Port Mudros, at Tenedos and at sea to Malta (to 23th)
**

  Ein neues Gesetz räumt dem Generalgouverneur in Indien erweiterte Befugnisse bei der Unterdrückung Aufständischer in der britischen Kolonie ein.

  Mit einer Ausstellung über „Schule und Krieg“ wird in Berlin unter dem Namen Zentral-Institut für Erziehung und Unterricht ein Reichs-Schulmuseum eröffnet.
Poincare R. Воскресенье, 21 марта, 1915 г.
 В половине второго ночи меня разбудил звонок по телефону. Почтовое отделение Елисейского дворца извещало меня, что согласно предупреждению, полученному управлением военного губернатора из Компьена, два цеппелина направляются в Париж. Через несколько минут по соседним с дворцом улицам проехали автомобили пожарной команды, их гудки слышны были по всему кварталу. Дворцовые сторожа погасили огни в саду, завернули газовые рожки и выключили электрические лампочки. Весь город внезапно погрузился во мрак. Тотчас же прожекторы на Эйфелевой башне и на Триумфальных воротах направили снопы своих лучей на ясное звездное небо. Мы открыли в большой спальне окно, выходящее в парк, и вперились глазами в усеянное звездами необъятное пространство над верхушками деревьев. Вдруг часовой в саду даёт знать, что прямо на нас идёт цеппелин со стороны предместья Сент-Оноре. Тогда мы перешли в одну из комнат с видом на террасы, и почти тотчас же я различил на небе, пересекаемом лучами прожекторов, движущееся гигантское позолоченное веретено. Наши батареи взяли его под обстрел, и вокруг него летали раскалённые докрасна снаряды, словно дождь аэролитов. Он словно смеялся над их бессильным роем и продолжал свой путь с величественным спокойствием. Однако, чувствуя себя преследуемым светом прожекторов, внезапно повернул на север и исчез в темноте. Два-три других дирижабля тоже приблизились к Парижу, но были вынуждены удалиться. Бомбы были сброшены на улицу Дам, в Батиньоль и Нейи. Из укреплённого лагеря поднялись аэропланы и погнались за цеппелинами. Около четырёх часов утра немецкие дирижабли удалились, канонада прекратилась, и мало-помалу зажглись огни в городе, снова безопасном.
  Утром я узнал, что в Париже не было раненых, но шесть человек ранены в окрестностях Парижа, на острове Гранд-Жатт, в Курбвуа и Леваллуа. Я отправился с мадам Пуанкаре осведомиться об их состоянии. Никто не ранен тяжело, но среди жертв находятся две девочки тринадцати и восьми лет, отец их мобилизован. Много других бомб упало в Компьене и Сен-Жермене. Они везде причинили только материальные убытки.
  Жоффр завтракал в Елисейском дворце вместе с министрами. После завтрака между всеми нами состоялся разговор, затянувшийся до четырёх часов дня. Главнокомандующий очень ясно изложил нам свои идеи. Он снова объяснил операции в Шампани тем, что был поставлен перед необходимостью помочь русским и не допустить немцев раздавить русских в Польше. Он говорит, что считает достигнутые результаты удовлетворительными, но не желает продолжать атаки дальше, т.к. в настоящий момент вынужден ещё экономить снаряжение. В противоположность тому, что мне сказали офицеры связи, мы за один месяц израсходовали больше снарядов, чем произвели, и запас их снова снизился с шестисот до четырехсот пятидесяти снарядов на орудие.
  Жоффр предупреждает нас, что мы вступаем теперь в период ожидания. Нет недостатка ни в орудиях, ни в ружьях, но кризис активов не прекратился, он прекратится не раньше 15–20 апреля. Кроме того, резервная армия состоит пока ещё только из четырёх корпусов, вместе с призывниками 1915 г. и с формируемыми теперь частями — Жоффр признаёт теперь их целесообразность — она будет насчитывать восемь корпусов. К 15 апреля он намерен снова перейти в наступление, одновременно на двух участках фронта, и не сомневается, что нам удастся тогда прорвать линию немецкого фронта. Он высказывается весьма категорично. Решение должно наступить на нашем фронте и наступит, вероятно, до лета, несомненно — до осени. Перед нами находятся лучшие немецкие армии. Когда они будут побеждены, Германия будет всецело в нашей власти, они уже теперь на пути к поражению. Мы берём гораздо больше пленных, чем в последние месяцы, даже офицеры-немцы начинают сдаваться в плен. Когда у нас будут в необходимом количестве снаряды и резервы, генерал примет свои решения, от которых ожидает победы. Он не желает, чтобы Китченер отправил нам всю армию, которую он теперь формирует. Считает, что после пополнения армии Френча, которое должно произойти через несколько дней, у нас будет достаточно английских войск. По-видимому, он не желает получить их больше этого количества. Но он считает необходимым, чтобы маршал Френч был подчинён его командованию. По этому вопросу придется вести переговоры с Китченером, когда он прибудет во Францию.
Жоффр говорит об англичанах с некоторым оттенком горечи. Отказывается дать им Дюнкирхен в качестве морской базы. Между тем Китченер настойчиво заявляет, что, если ему не дадут эту базу, он не будет в состоянии снабжать свои войска. Здесь заложено опасное семя раздора. Я указываю на это главнокомандующему и предостерегаю его, но он не уступает.
  Я обращаю его внимание на то, что, если нам не удастся сговориться с англичанами, они не пошлют свою новую армию во Францию и будут искать другой театр военных действий. Жоффр отвечает мне, что ничего не имеет против этого. «Но предположите, — говорю я, — что Италия решила принять участие в войне и что Англия послала свои войска в Пьемонт. Возможно, что по политическим соображениям нам нельзя будет допустить, чтобы Англия одна оказала помощь Италии, ибо мы имеем основания полагать, что Италия всё более обращается в сторону Англии и готовится заключить с ней в будущем средиземноморский союз». — «Никогда я не соглашусь, — отчеканивает свои слова Жоффр, — на изъятие хотя бы небольшой части наших войск с нашего фронта, так как решение наступит именно здесь». Жоффр объявил нам этот ультиматум так решительно, с таким твёрдым сознанием своей полной независимости от гражданской власти, что я счёл себя вынужденным возразить ему: «Генерал, правительство не приняло решения по этому вопросу, но, если оно решит отправить войска в Италию, вам придется только подчиниться». — «В таком случае, господин президент, — с жаром воскликнул Жоффр, — мне не останется ничего другого, как дать убить себя перед своими войсками». — «Нет, мой дорогой генерал, Вы не сделаете этого, так как это тоже особый способ неповиновения. Как страж конституции, я могу только поддерживать права правительства. Но мы благодарны Вам за то, что Вы открыто высказали нам свои мысли». Жоффр глядит на меня своими добрыми голубыми глазами и спокойно продолжает: «Я рассчитываю добиться до мая решения во Франции и, когда наш фронт будет отодвинут и менее растянут, я не стану более возражать против отобрания нескольких воинских частей, которые могут быть полезными на другом театре военных действий». Добродушие Жоффра, его откровенные объяснения, его мягкое упорство произвели на министров и на меня благоприятное впечатление. Итак, мы снова оказываем ему доверие, которого он требует от нас.

Italy. King signs the decree promulgating a national defense law, which will become operative tomorrow; the law gives the Government various powers necessary for efficient war preparations; Parliament adjourns until the middle of May, leaving military preparations in hands of the Government.
Italian military attaché leaves Vienna.

Serbia: German Chief of staff Falkenhayn suggests to Austrian Conrad quick strike against Serbia to open way for supplies to Turks, but Conrad says no forces due to impending Galician offensive; Falkenhayn rekindles interest by hoping for Bulgar intervention.

  In der Schweiz wird bekanntgegeben, dass die Zahl der Einbürgerungsanträge aufgrund des Krieges stark zugenommen habe.

New York Morning Telegraph March 21, 1915

  Englische Landung bei Mouaileh (an der Hedschasküste) vereitelt.


Official announcement is made that General Botha, Commander in Chief of the Army of the Union of South Africa, has captured 200 Germans and two field guns at Swakopmund, German Southwest Africa.
AMC HMS Kinfauns Castle At Port Reitz, Mombasa to 28 March
Tags: banksters, coca-cola, competition crusade, crime, crony capitalism, history, navy, political economy, realpolitik, war economy, былое и думы, гейжопа, лягухи, марксизм, против человечества
Subscribe

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments