flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

  • Mood:
  • Music:

Great War

Sunday, March 28, 1915 Sonntag. 28. März

  In Wien wird die Einführung von Brotkarten zum 11. April beschlossen.
Großes Hauptquartier, 28. März.

  Westlicher Kriegsschauplatz: Südöstlich von Verdun wurden französische Angriffe auf den Maashöhen bei Combres und in der Woevre-Ebene bei Marcheville nach hartnäckigen Kämpfen zu unseren Gunsten entschieden.
  In den Vogesen, am Hartmannsweilerkopf, fanden nur Artilleriekämpfe statt.
  Östlicher Kriegsschauplatz: Russische Vorstöße im Augustower Walde wurden abgeschlagen.
  Zwischen Pissek und Omulew erfolgten mehrere russische Angriffe, die sämtlich in unserem Feuer zusammenbrachen.
  Bei Wach nahmen wir 900 Russen gefangen.
Oberste Heeresleitung.
Wien, 28. März. Amtlich wird verlautbart:
 Die russischen Angriffe im Ondava- und Laborcza-Tale wurden blutig abgewiesen. Der Kampf auf den Höhen beiderseits dieser Täler ist seit gestern abgeflaut. Tagsüber und während der Nacht Geschützkampf und Geplänkel.
  In den übrigen Abschnitten der Karpathenfront auch weiter hartnäckige Kämpfe. 1230 Russen wurden gefangengenommen.
  Verfolgungsgefechte in der nördlichen Bukowina brachten weitere 200 Gefangene ein.
  Die Situation in Russisch-Polen und Westgalizien ist unverändert.
Der Stellvertreter des Chefs des Generalstabes. v. Hoefer, Feldmarschalleutnant.

Отъ штаба Верховнаго Главнокомандующаго 15 марта
 К западу от средняго Немана, а также на правом берегу Нарева и на левом берегу Вислы 12-го марта без существенных перемен.
  В Карпатах мы значительно продвинулись на бартфельдском направлении. Австрийцы, отступая, подожгли селение Зборо.
  На балигродском направлении мы захватили укреплённую высоту к востоку от Зборжева. У Русске, Дыдюва и Козювки мы успешно отразили атаки крупных сил неприятеля. За сутки нами взято до 2,500 австрийцев с 40 офицерами и 7 пулемётами.
  В Восточной Галиции мы отбросили неприятельский батальон, переправившийся через Днестр у Жожавы, нанеся ему большия потери.
Dimanche 28 mars
 Nouveau bombardement d’Arras avec des obus de tout calibre. Un commencement d’incendie a été rapidement éteint. Nos pionniers progressent à la Boisselle. En Argonne, jets de bombes de part et d’autre. En Alsace, nos gains sont caractérisés.   Nous avons atteint le sommet de l’Hartmannsweilerkopf, après une action de plusieurs jours, puis occupé une partie des flancs que nous ne tenions pas encore, en faisant des prisonniers. Les pertes ennemies sont considérables. Nous avons abattu un avion allemand qui survolait la région de Manonvillers et capturé le pilote et l’observateur.
  Les Russes ont poursuivi leurs avantages dans les Carpathes et fait à nouveau 1700 prisonniers. Ils ont refoulé toutes les attaques dirigées contre eux sur le versant hongrois. D’autre part, tout un corps d’armée allemand, décimé et exténué, a dû abandonner ses positions dans la région du Niémen.
  L’Allemagne a prescrit une enquête sur les incidents de la guerre navale qui avaient irrité la Hollande. Celle-ci a formulé toutefois une nouvelle demande d'explications.
  Les amiraux ont tenu un grand conseil au Dardanelles où le bombardement a recommencé. On est à la veille, croit-on, de l’action décisive.
  L’armée serbe réorganisée et reposée, est prête à reprendre l’offensive.
*

German warships bombarded the port at Libau, repeating their attack three days later.
Attempted renewal of offensive by Germans in northern Poland.
  les Allemands occupent Tauroggen
*
15.III. около полудня кирасирская бригада поднята по тревоге.
  Переменивший направление ветер принёс легкий мороз. Вокруг опустилась сплошная белёсая зимняя мгла.
Спереди слышалась уже с утра непрерывная артиллер. пальба. Немцы, введя в бой подошедшие накануне подкрепления, атаковали в 8 ч. левый фланг 56-й пд. Стоявший здесь баталион разсеялся, отчего соседние сразу отошли.
  В 10 ч. немцы повели наступление и на баталион кап. Дашкова. Его роты после короткого боя начали отход. К счастью, ещё рано утром сюда были подведены дивизион кавалергардов и 1-я Е.В. батарея. Полк. кн. Эристов принял командование над всем участком. Его энергией и распорядительностью, смелыми действиями кавалергардов и меткой стрельбой Е.В. батареи положение было здесь возстановлено.
  Кирасиры Ея В. были высланы на поддержку, им было спешно приказано идти в д. Метелица на сев. берегу оз. Дусь для заполнения получившегося прорыва. Эск-н Е.В. оставлен был в Тракеле. Усиленными аллюрами полк дошёл до дер. Буцкуны, где был приостановлен. За это время два баталиона 84-й пд, подведённые заранее из арм. резерва, успели занять место прорыва, даже не встретив немцев. Кирасиры Е.В. были возвращены в д. Довгирды, куда пришли уже поздно вечером.
  Войска герм. ударной группы понесли крупные потери, устали, выдохлись и решительного успеха не имели.  Попытки наступать на русскую 10-ю армию с фронта, также не удались. После полудня, неприят. войска наступление приостановили и начали закрепляться.
  Операция второго удара во фланг русской 10-й а закончилась.
*
Russians break into Hungary and carry on offensive operations against Uszok and Lupkow Passes. Erneute heftige Kämpfe zwischen dem Luzkower und dem Uzsoker Paß (Karpaten).

  На крайнем левом фланге Ю.-З. фронта, в Буковине и Заднестровье, инициатива оставалась в руках противника.   Наступление австрийцев против слабых наших Залещицкого и Новоселицкого отрядов началось ещё 9 (22) марта. Противник вытеснил наши части из Прилипце и Звиняче и даже переправился через Днестр у Жожовы, но при содействии подоспевшей конницы был снова отброшен за реку. Одновременно был потеснён и Новоселицкий отряд, причём он вынужден был даже осадить к границе.
  Австрийцы, развивая наступление в промежутке между Залещицким и Новоселицким отрадами, к 15 (28) марта достигли Окно, а на Хотинском направлении заняли Широцы.
Carpathians: German Beskidenkorps formed to bolster Austrians.

  Дело о производстве следствия о Я.Г. Пюро, заподозренном в шпионаже по доносу сына, Г.Я. Пюро и об отдаче Г.Я. Пюро в исправительной дом для малолетних

  Georges Maurice Paléologue Воскресенье, 28 марта 1915 г.
  Вчера Император показал Сазонову письмо, которое он только что получил от князя Готтфрида фон Гогенлоэ, занимающего в настоящее время пост австро-венгерского посла в Берлине после двенадцати лет службы в качестве военного атташе Королевского и Императорского посольства в России.
  Напоминая о дружеском расположении, которое Император всегда выказывал ему, князь Гогенлоэ сообщает, что он готов отвечать за пацифистские настроения Императорского двора Вены; поэтому он предлагает царю направить в Швейцарию представителя России, наделённого конфиденциальными полномочиями для переговоров с эмиссаром Императора Франца-Иосифа; он не сомневается, что можно будет легко найти базу для почётного мира.
  — Это письмо, — заявил Сазонов, — свидетельствует о том, что моральное состояние Австрии очень низкое. Но никакого ответа на письмо послано не будет: старый Франц-Иосиф ещё недостаточно устал от войны, чтобы принять условия, которые мы ему навяжем.
  Я ничего не ответил, поскольку Делькассе проинструктировал меня не произносить ни слова, которое бы заставило Россию думать, что мы не оставляем ей Австрию целиком. Но как и в силу каких умственных расстройств в Париже не понимают, насколько важно для нас, чтобы Габсбурги вышли из тевтонской коалиции? Разве наша военная ситуация настолько уж хороша? Может ли сомнительная помощь, которую мы ожидаем от Италии, когда-либо стоить столько же, сколько будет стоить для Германии немедленная и невосполнимая потеря в виде отхода от неё Австрии?

Ники 15-го марта. Вербное Воскресенье.
Сегодня за обедней пели галичане — сельские учителя и учительницы очень хорошо. День стоял морозный, солнечный. После завтрака принял флиг.-адъютанта Врангеля — Конного полка и проф. Рейна с докладом. Посидел наверху с Алексеем, у него простуда и он не должен слезать с постели.
Поработал с Нагорным на башне, кот. успешно подвигается в высоту. Весь вечер занимался.

At Tsarskoe Selo, tentative word of an Austro-Hungarian peace proposal found its way to the Tsar and was ignored.
German aviator drops bombs on Calais; little damage.
*
Sgt Bernard Joseph Brookes, ‘Queen’s Westminster Rifles’
Palm Sunday, 28th March, was an ideal and cloudless day. Aeroplanes were very busy in consequence, and on account of the blueness of the atmosphere, one could see the full effect of the shells bursting round the machines.
The blessing of the “Palms” at Church was rather a unique, owing to Palms not being obtainable, and evergreens, which the congregation brought with them, substituted.
The evening saw me back in the trenches, which were reached without undue excitement.
The weather continued fine, and artillery was very active, especially our “heavies” which were continually bombarding Frelingheim.
We were informed that our Sappers had discovered that the Germs were counter mining, and that we might have to blow up her own saps, or be blown up ourselves, which was not too pleasant to know. This counter mining was only taking place in one portion of our line, so we continued working on the other.
*
Sapper Wilfred Sellars, Royal Engineers, Service #29560.
Went round to the church with the top blown off. Afternoon into Ypres with Watson. Terrific shell holes on the way. Beautiful town in a terrible state, knocked to smithereens. Cloth Hall and Cathedral a sorry picture. Back safely. Sing-song with very excited Belgiques in evening.
*
 Ernst Pauleit
  Leuze, Aubenton, Ligny, Hannappes, Liart. Der erste Geburtstag im Felde.
  Sonntag: Ich hatte ihn mir anders vorgestellt, meinen 23. Geburtstag.
  Festtisch, Kaffee und Kuchen suche ich vergebens. Sogar die Gratulanten bleiben aus.
  Ein jeder hat eben seine eigenen Sorgen. Und da niemand an mich denkt, feiere ich den Tag auf meine Weise — still und rückschauend.
  Mit dem was hinter mir ist, kann ich zufrieden sein – die Zukunft aber liegt im Dunkel.
  Das einzige Tröstende ist die Hoffnung, dass dieser Krieg nicht ewig dauernd wird. So will ich denn beim nächsten Geburtstag in der Heimat das Versäumte doppelt und dreifach nachholen und mich vorerst der Gegenwart zuwenden.
  Bei gleichem Reisewetter wie gestern setzt sich der gesamte Tross morgens 10 Uhr wieder in Bewegung. In ununterbrochenem Marsch berühren wir Leuze, Aubenton, Logny, Hannappes, — Dörfer, die vom Kriege nur Truppendurchzüge, aber keine Kampfhandlungen gesehen haben —, um gegen 2 Uhr nachmittags Einzug in Liart zu halten.
  Neben 300 Einwohnern hausen hier noch zahlreiche Landstürmer und sonstige Etappenhengste (wie Sanitäter, Feldbäcker, Feldpostler, Magazinverwalter usw.). Die Batteriebedienungen müssen sich deshalb teilweise mit Heuböden zufrieden geben.
*
Aisne: General Kluck severely wounded in leg by French shell, visiting trenches near Vailly, aged 68; Fabeck replaces him in command of German First Army.
French repulse all counter-attacks at Les Eparges.
German air-raid at Nancy.

  Naredjenje za upotrebu, smeštaj i administraciju Francuske vazdušne flotile izdala je Vrhovna komanda 15/28. marta 1915. g. istovremeno izdavši i naredjenje o upotrebi srpske Vazduhoplovne komande.

*
28 марта 1915 г. «Македония» захвачена англичанами

British African liner Falaba is torpedoed and sunk by German submarine in St. George’s Channel; she carried 160 passengers and crew of 90, of which total 140 were saved; many were killed by the torpedo explosion; British steamer Aguila is sunk by German submarine U-28 off Pembrokeshire coast; she carried three passengers and crew of forty-two, all passengers and twenty-three of crew being lost; Russian Black Sea fleet attacks Bosporus forts; Dardanelles forts again bombarded; German Government, in official statement, says that Dresden was sunk in neutral Chilean waters.
*
Sunday 28 March
North Sea Brussels, passenger ship, 1,380/1902, Great Eastern Railway Co, Harwich, Mr Charles Fryatt. Attacked by U.33, 8 miles W of Maas LV, turned towards the U-boat and forced it to break off the attack. Captured 23 June 1916, master shot as franc-tireur (+ge/ms) / North Sea: Captain Fryatt of British ferry Brussels rams U33; he receives Admiralty thanks.
St George’s Channel FALABA, passenger ship, 4,806/1906, Elder Line (Elder, Dempster & Co), Liverpool-reg, c99 crew, Mr J Davis, Liverpool for Sierra Leone/West Africa with c147 passengers including 7 women and one American, cargo unknown but included 13t of ammunition. U.28 (Georg-Günther Freiherr von Forstner), reportedly flying the White Ensign, German ensign hoisted as it approached, Falaba tried to run but unable to do so, hove to and started to abandon ship, with only five boats swung out, torpedo hit amidships, sank within 10min, 38 miles W of The Smalls, E of Pembrokeshire (L/wd - 36 miles SW by W of); 104 lives lost including master, 2 MN stewardness’ and the American citizen; survivors picked up by drifters Eileen Emma and Wenlock. US Government strongly protested (+L/Mn/ge/kt/nh/te/tr/un/wd)
Dunedin, cargo steamship, 4,796/1909, Henderson McIntosh, Leith. Chased by U-boat, escaped (+ms)
Atlantic off SW England City of Cambridge, 3,844 (tl - 3,788)/1882, Ellerman’s City Line (was G Smith/City Line), Glasgow, Mr Alfred Fry, sailing Alexandria for Liverpool with general cargo, preparations had been made for a possible attack. Submarine sighted close by around 1830 some 25 miles NW by N of Bishop Rock, Scillies, City of Cambridge turned away, went to full speed and chased for 1½hr. The U-boat kept closing and firing, but the swell probably spoiled her aim, City of Cambridge meanwhile worked up from normal maximum of 10kts to a little over 13kts, heading into wind and sea and slowly drawing ahead. By now it was a bright moonlight night, the U-boat gave one last parting shot before being lost to sight. Sunk 3 July 1917 (+Mn/ms/tl)
*
Falaba (UK, 4,806): Thrasher incident: The ocean liner was torpedoed and sunk in St. George’s Channel 38 nm west of the Smalls Lighthouse by U-28 (KM) [!!!!!!] with the loss of 104 lives. Survivors were rescued by three trawlers, amongst them Eileen Emma and Wenlock (both UK)
*
German submarine sinks first British passenger ship, Falaba. American citizen dies in sinking of first passenger ship, the British liner, Falaba. The British liner Falaba, bound for West Africa, is sunk by a German submarine off the English Coast with a loss of 104 lives. (see 13th, and October 20th, 1914). Der englische Postdampfer „Falaba“ vor Milford (Irische See) von einem deutschen U-Boot versenkt.
«Фалаба» — невооружённый пассажирский пароход — шёл к западным берегам Африки и имел на борту нескольких женщин и детей. 28 марта 1915 г. его увидела «U 28» (Форстнер), погналась за ним и, в то время как «Фалаба» спускала шлюпки, пустила в неё торпеду. В то время как тонувшие мужчины и женщины боролись за жизнь, команда «U 28» вышла наверх и насмехалась над своими погибавшими жертвами. Среди 104 мирных граждан, погибших на «Фалабе», был один гражданин США.
Фон Форстнер снова нанёс удар 28 марта. На входе в канал Св. Георгия он остановил лайнер «Фалаба», принадлежавший судоходной компании «Элдер Демпстер», дал пассажирам и экипажу пять минут, чтобы покинуть судно, и выпустил торпеду. В результате погиб 101 человек. На следствии очевидцы утверждали, что члены экипажа «U-28» спокойно стояли на палубе и наблюдали, как тонут беспомощные люди. Гибель американского гражданина Леона К. Трэшера, одного из пассажиров «Фалабы», явилась причиной ещё одной гневной ноты Государственного департамента США.
*
HMS Columbella, Armed Merchant Cruiser Glasgow to 31 March
*

Premier Asquith is attacked by the Unionist press for alleged lack of vigor in direction of the war.

Report from Berne that Emperor William in person has persuaded Emperor Francis Joseph to cede the territory to Italy which the latter desires; it is also said that negotiations are being conducted with Rome directly and solely by Berlin.

  Die Berliner Stadtauswahl siegt in Berlin im 23. Fußball-Städtekampf gegen die Mannschaft Wiens 4:3.
  Der sozialdemokratische Reichstagsabgeordnete Philipp Scheidemann spricht sich in einer Rede in Nürnberg gegen eine öffentliche Diskussion der Kriegsziele und Friedensbedingungen zum gegenwärtigen Zeitpunkt aus.

Mailand, 28. März. (Priv.-Tel.)
  Auf Grund des jüngsten Gesetzes über die wirtschaftliche und militärische Verteidigung des Staates verbietet ein königlicher Erlaß die Veröffentlichung aller militärischen Nachrichten, sogar solcher bezüglich des Gesundheitszustandes und der Ausbildung der Truppen. Die Jahresklasse 1883 der Alpenjäger ist einberufen, so daß jetzt dreizehn Jahresklassen dieser Spezialtruppen unter Waffen stehen.

New York Morning Telegraph March 28, 1915

  Poincare R. Воскресенье, 28 марта 1915 г.
  В половине восьмого утра я отправился на автомобиле в Шалон вдвоём с ген. де Лангль де Кари. Дюпарж и Пенелон следовали за нами в другом автомобиле. Мы спустились по долине реки Турб мимо Сомм-Турб, Сен-Жан-сюр-Турб, Лаваль и Варжмулен. Картина ужаснейшего разрушения. Все деревья срезаны, точно бритвой. Не видать ни кустика, ни травинки. Одна сухая меловая почва. В пыли двигаются люди, обозы, лошади 16-го и 17-го корпусов. Делаем остановку в разрушенной дотла деревне Варжмулен. Погреба её служат убежищем для наших солдат. На всём протяжении долины досчатые хижины, шалаши, пещеры троглодитов, кое-где палатки — вот как расквартированы войска. Чтобы не привлечь внимания самолётов неприятеля своими автомобилями, мы отправляемся пешком в зону, часто обстреливаемую немецкой артиллерией, и доходим до командного поста генерала Видаля, командующего одной из двух дивизий 16-го корпуса. Почва изрыта разрывными снарядами. Не успел генерал Дюпарж выйти из своего автомобиля, как совсем близко от него взорвались две гранаты, подняв столб чёрного дыма, но никого не ранив. По дороге к командному посту мы проходим мимо наших стреляющих батарей 75-миллиметрового калибра и оставляем их позади себя. Затем мы поднимаемся на покрытый деревьями пригорок, где находится генерал Видаль с несколькими солдатами. Немцы уже несколько дней как открыли это место и «поливают» его снарядами. Но в данный момент они перестали стрелять. Вершина холма изборождена окопами и ходами, ведущими к наблюдательным пунктам, покрытым брёвнами и листьями. Солдаты называют этот командный пункт «балконом». Отсюда мы хорошо видим тригонометрический пункт 196 и территорию, выигранную в последних сражениях, но с тех пор беспрестанно обстреливаемую неприятельской артиллерией. Возвращаемся пешком по полям, изрытым гранатами. Осматриваем в Варжмулене помещения войск в погребах и в настоящих пещерах. Солдаты преисполнены воодушевления. Поднимаемся по долине Турб. В Лавале останавливаемся на момент у командного поста генерала Гроссетти, командующего теперь 16-м корпусом. Прежде он командовал дивизией, так блестяще отличившейся в Ньюпорте. В Сен-Жан-сюр-Турб осматриваем лазареты, устроенные в церкви и в палатках. Много раненных в грудь и голову. В Сомм-Турб большие досчатые бараки, очень низкие, сколоченные наспех, солдаты счастливы, когда их сменят и они могут отдохнуть здесь на соломе. Отсюда мы прошли четыре-пять километров на северо-запад и попадаем в авиационный парк 17-го корпуса, размещённый среди сосен. Офицеры и сапёры построили здесь бараки из досок и разбили вокруг них клумбы с дорожками, посыпанными песком и украшенными ракушками. Мы входим в некоторые из этих домиков, они воистину очаровательны, и мы находим в них весёлых жителей Тулузы. Завтракаем в хижине капитана, командующего парком. В небольшом камине ярко горит огонь, но ветер и холод проникают через щели бревенчатых стен, и окошечко на крыше пропускает мало света в каморку. Зато с каким аппетитом поедаем мы яичницу, картофель и говядину, любезно предложенные нам хозяином!
  После чашки превосходного чёрного кофе мы присутствуем при манёврах нового привязного шара, только что полученного в этой армии; он совершенно походит на немецкие Drachen. Он имеет продолговатую форму в виде гусеницы; в своей задней части он имеет расширенный придаток, который служит ему рулем; кроме того, снабжен длинным хвостом на манер воздушного змея. Он безобразен, но зато более устойчив, чем круглые шары.
Во второй половине дня мы отправились к генералу Гуро, который командовал прежде 10-й дивизией и был ранен в Аргоннах, а теперь командует в Шампани колониальным корпусом. Войска всюду восторженно встречают нас. К концу дня мы уезжаем наконец в Сент-Менегульд, где для меня приготовлена в частном доме комната, в которой, увы, останавливался на ночлег кронпринц.
  Обедаю с ген. Саррайлем, который по-прежнему командует 3-й армией. Он далеко не так уверен в возможности прорыва неприятельского фронта, как генерал де Лангль. Он предпочёл бы оперировать на другом театре военных действий. Во всяком случае утверждает, что в Аргоннах мы можем выиграть лишь очень незначительный клочок земли, заплатив за него слишком дорогой ценой. Если мы желаем прорвать немецкие линии, то, по его мнению, мы должны пытаться сделать это либо в Бельгии, либо у Спенкура, либо в Эльзасе, причём в этом последнем случае должны стараться пройти через один из рейнских мостов и дойти до великого герцогства Баденского. Однако он лично предпочитает действовать у Спенкура. Саррайль с раздражением говорит о получаемых им от главной квартиры приказах и контрприказах. Он, видимо, очень зол на Жоффра. Сообщает мне, что главнокомандующий потребовал от него доложить ему в точности о содержании нашего разговора. Что это? Недоверие к Саррайлю? Или недоверие ко мне? Как бы то ни было, я встретил столько различных мнений, сколько мундиров.

Bertie F.L. Lord of Thame
[с. 140] Мне сообщили подробности о разъяснениях, сделанных в Комиссии по иностранным делам. Более чем неделю тому назад Делькассе сообщил Комиссии, что Франция „приняла формальные обязательства“ по отношению к России и её желания касательно Константинополя. Комиссия высказала признаки серьёзного недовольства. Два члена Комиссии, из них один — Дени Кошен [Католическая партия], заявили решительный протест — последний, быть может, отчасти с точки зрения католика — против того, чтобы собор Св. Софии оказался в руках православных. Делькассе указал тогда, что Франция получит Александретту! [Подарена Турции за счёт  Сирии в 1939] Грею приписывают следующие слова, якобы сказанные им Камбону, когда вопрос этот обсуждался между ними: „Но Вы ведь не станете требовать от меня признания Александретты за часть Сирии?“ Осенью Делькассе говорил депутатам о Палестине, но в последний раз он не упоминает о ней; из этого депутаты заключили, что Россия ставит препятствия в этом пункте. Предполагают, что во время посещения президентом Франции Петербурга в июле 1914 г. русскому правительству была дана надежда, и быть может, больше, чем надежда, что правительство Франции не будет возражать против передачи Константинополя во владение России. Многие французские управдомы общественные деятели ожидают, что Англия станет возражать против того, чтобы британские и французские силы заняли Константинополь раньше русских в качестве гарантии хорошего поведения России. Здесь существует ква-кваритетное мнение, что имея Россию на Кавказе, на Босфоре и на северном конце Багдадской железной дороги, Англия окажется выданной на произвол России в Месопотамии.
Сазонов обнаруживает полную меру глупости. Он воображает, что победа русских под Перемышлем позволяет ему диктовать свои условия.

[From THE NEW YORK TIMES, March 28, 1915.]
The letter which follows was sent by Count Albert Apponyi to Dr. Nicholas Murray Butler, and was written in the latter part of last month in Budapest. Count Apponyi, who is one of the most distinguished of contemporary European statesmen, was President of the Hungarian Parliament from 1872 to 1904. He was formerly Minister of Public Instruction, Privy Councillor, Member of the Permanent Court of Arbitration at The Hague, and Member of the Interparliamentary Union.


Turkish regulars are due to arrive at Urumiah to protect Christians and suppress disorder; Turkish War Office says that “no acts of violence had been committed at Urumiah”; Grand Vizier states that reported atrocities are “grossly exaggerated.”
Turkish forces in Yemen invade British ruled Aden Protectorate.

AMC HMS Kinfauns Castle from Mombasa to Patrolling to 7 April
Tags: banksters, coca-cola, competition crusade, crime, crony capitalism, food, history, holy war, navy, political economy, realpolitik, war economy, Двуглавый, былое и думы, гейжопа, их нравы, против человечества, рыло в пуху
Subscribe

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments