March 10th, 2018

Rustor

Воруют все!

1) 1848 – The Treaty of Guadalupe Hidalgo is ratified by the US Senate, ending the Mexican–American War.
.

The land that the Treaty of Guadalupe Hidalgo brought into the US became, between 1850 and 1912, all or part of ten states: California (1850), Nevada (1869), Utah (1896), and Arizona (1912), as well as the whole of, depending upon interpretation, the entire state of Texas (1845), which then included part of Kansas (1861); Colorado (1876); Wyoming (1890); Oklahoma (1907); and New Mexico (1912). The remainder (the southern parts) of New Mexico and Arizona were peacefully purchased under the Gadsden Purchase, which was carried out in 1853. In this purchase the US paid an additional $10 million, for land intended to accommodate a transcontinental railroad.

2) «Цивилизация не может позволить себе к.-л. компромисс с социальными силами, ко-е приобретут новую мощь, если мы поступим двусмысленно или нерешительно с людьми, в лице ко-х эти силы продолжают своё существование».
Р. Д ж е к с о н . «Нюрнбергский процесс», т. 1.

Хорошо излагает, собака, учитесь. ©
И впрямь, старое доброе Vae victis! в сравнении с этаким-то павлиньим… Ну и шо, шо жёпи одинаки

  3) 1968, март 9
  Ген. Фролов и инженер-полк. В.А. Смирнов доложили о итогах совещания в МАП по парашютной системе «Союза». 5 марта гл. кон-р парашютной системы вместе с Мишиным утвердили акт о её доработках, а 7 марта на совещании в МАП Ткачёв заявил: «Парашютной системы для «Союзов» нет — она перетяжелена и ненадёжна». (Раньше в течение двух лет на всех заседаниях Госкомиссии Ткачёв утверждал, что его система имеет надёжность «три девятки».) Казаков, Литвинов и Цыбин приняли решение о продолжении доработок и испытаний парашютной системы, испытания могут быть закончены в конце мая. Т. обр., в апреле мы не сможем запустить в космос технологические «Союзы», а пилотируемые полёты на «Союзах» будут возможны только во второй половине года. Всё это — результат неоднократных безответственных заявлений Мишина и Ткачёва о высокой надёжности корабля и его систем. В ноябре 1967 г. на совещании в Евпатории Мишин обещал запустить пилотируемые «Союзы» в декабре. А после подрыва пассивного корабля на снижении (после отличной стыковки), когда все мы, в т.ч. и Мишин, убедились, что системы ориентации и посадки ненадёжны, он обещал (на совещании в самолёте во время перелёта из Евпатории в Москву 2 ноября) переделать корабль и подготовить пуски двух технологических «Союзов» в феврале–марте 1968 г. Я просил тогда Мишина и его ближайших помощников дать нам надёжный корабль хотя бы в мае–июне.
Каманин Н.П.
promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
Tora Tora Tora

Ку-ку #Shithole Country #OrovilleDam #Grenfell Tower

1) 1918

Кровопролитие в больнице Хармойнен 10 марта: чух-naZion-анал-исти казнили почти всех раненых в полевом госпитале Красного Креста и часть персонала.

.
2) 1968 March 10

Vietnam War: Battle of Lima Site 85, concluding the 11th with largest single ground combat loss of USAF members (12) during that war.

***

***

Р.М. Грановская о ЕГЭ

Ещё немного о пресловутом ЕГЭ – очень стоит задуматься!



Доктор психологических наук, профессор СПбГУ Р.М. Грановская:

"В советское время, когда никто ещё и не думал о ЕГЭ, мне тайно из-за границы прислали книгу с примерами тестов.
Я собрала своих учеников, и мы стали проходить эти тесты.


Collapse )

КАК ПИСАТЬ СОЧИНЕНИЯ

news-sq-newhorizonsmouse

Любовь в XXI веке перешагнула все мыслимые границы и, наконец, стала тем, чем она должна быть на самом деле.

Раньше ретрограды и обскуранты заставляли нас любить только то, что им было нужно, то есть женщин, стариков и детей. И люди, ослеплённые и одураченные пропагандой, шли навстречу этим навязываемым стереотипам, до смешного ограничивая круг своих интересов и симпатий. Именно про них писал один революционер: «Узок круг их интересов, страшно далеки они от народа».

Новое время поставило перед человечеством новые задачи, которые теперь успешно выполняются и перевыполняются. Для того, чтобы любовь вышла на новый качественный уровень, надо было достичь трёх главных целей.

Во-первых, омолодить стариков, чтобы их было приятнее и проще любить. Старики, живущие по старинке, ох-ох, ах-ах, теперь уже никого не интересуют, их время прошло. Обществу требуются свежая, энергичная старость, которая наряду с молодым поколением уверенно строит дорогу в будущее.
Collapse )
J & W

Целко подстрелено

  1) 1947

  Свежие обывательские побасенки.

  Перед выборами умер один из наших министров, и к своему удивлению попал в рай. Ему там показалось скучно и захотелось посмотреть, каково-то в аду. Кто-то подвернулся и в окно показал ад: роскошно накрытый стол, цветы, вино и вокруг прекрасные и шикарные женщины. Очень ему понравилось там, и запросился он в ад.
  — Смотрите, оттуда уже нет возврата, — ничего не слушает, просится в ад. Пошёл в небесный местком, получил путёвку в ад.   Только это он переступил порог, набросились на него черти и начали рвать.
  — Чего вы на меня навалились, я вовсе не к вам, я вон к тому столу…
  — К столу? Ха-ха, да это же агитпункт!

  И другой:

  — Как поживаете? — Отлично.
  — Получили ипотеку? — Нет.
  — Есть у вас работа? — Тоже нет.
  — Ну а кредитка? — Какая же карточка, если я безработный.
  — Телевизор смотрите? — Конечно; откуда же бы я знал, что мне живётся отлично!

  2) 1948, март 9

  Мещанская слабость XIX века (fin de siecle) не может импонировать сознанию европейской интеллигенции. Вдоволь насладившись всеми изменами, извращениями и безумствами декадентского искусства, европейский интеллигент очнулся с больной головой, с выхолощенными чувствами, с ощущением своего ничтожества и бессилия, с ясным сознанием невыполненной социальной миссии. Кроме того, нужно было решаться — рост пролетарского сознания, приближение революции выдвинули на первый план проблемы острой социальной значимости, интеллигенция по своему промежуточному положению должна была привыкнуть к пролетариату или оттолкнуться от него. Но патология индивидуализма, изломанная и бессильная личность не могли уже противостоять здоровому и молодому дуновению революции.

  Стало ясно, что наступило время «сильной личности, сильной морали» в обеих противостоящих группировках.

  Часть интеллигенции (особенно в России, где декаданс морали, искусства, социологии никогда не заходил так далеко) связала свою судьбу с революцией прямо и последовательно. Другая — небольшая сначала группа — прямо связала себя с реакцией, породив целую плеяду «певцов империализма» во всех странах (от Киплинга до Гумилёва). Отвратительней всего сложилась судьба промежуточного слоя интеллигенции. Эта группа начала с политического радикализма, с критики пороков и слабостей общества. Но это была критика с позиций индивидуализма, и новой чертой этой критики было создание чего-то похожего на идеал сильного и даже радикально настроенного героя. На первых порах это выразилось даже в сочувствии революции. Недаром Гамсун, Гауптман, Д’Анунцио числились на левом фланге искусства.

  В завершении их пути нет никакого парадокса. Фашизм тоже потребовал создания «сильной личности», ко-й противен буржуазный демократизм XIX в. Вот тогда-то и проявилось истинное нутро критики названных и многих других писателей вплоть до французов нашего времени (от Мальро до Ж. Ромена). Критика с позиций индивидуализма, ницшеанства, гамсунианства оказалась защитой звериного облика фашистского «сверхчеловека», оказалась фальшивой монетой. Трогательный герой «Пана» и «Мистерий» оказался героем нюрнбергских «мистерий».

  Стоит ли удивляться «предательству» большого числа немецких и французских писателей? Оно закономерно, оно, в сущности, является последовательным проведением индивидуалистической критики буржуазной демократии.

  Эти отрывочные мысли пришли мне в голову при чтении воспоминаний Артура Голичера, где воскрешаются забытые фигуры конца века, вроде анархистов Фора, Грава, писателя П. Альтенберга, книжонку ко-го я недавно отбросил с великой скукой.
.
Кауфман Давид Самуил., 27 лет.