flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

Category:
  • Mood:
  • Music:

Свенцянский прорыв

  Появление герм. конницы на тылах 10-й А крайне обеспокоило начштаба главкома, к-рый только теперь понял, какое значение имеет развитие действий в стыке фронтов. Если до сих пор начштаба главкома допускал мысль о восстановлении боевой связи между фронтами силами конницы 5-й и 10-й А, а позднее вмешивался в компетенцию командарма-10 по поводу использования 26-й пд, то теперь он окончательно растерялся, утратив управление фронтами, и разменялся на мелочи. Не представляя себе, что нужно предпринять для парирования германского удара на стыке фронтов, начштаба главкома 15.9 издал директиву:
  „Начальнику штаба западного фронта.

  Неприятельскими разъездами учинено нападение на ст. Кривичи. В Вашем распоряжении такое число дружин для охраны железных дорог, что прочное занятие станций наиболее важных и угрожаемых дорог составляет ныне Вашу главнейшую заботу и должно быть достигнуто под ответственностью судом дружинных и ротных командиров“.
  Др. директива в тот же адрес гласила: „Нельзя ли через ген. Медведева установить связь с ген. Потаповым и получить от него вместо бессвязных, ничего не дающих донесений толковое сообщение, сколько же неприятельских войск двигается на Глубокое? Сообщите об этом 5-й армии для развития конницей действий во фланг и тыл“.
  Но отсутствие должного кругозора начштаба главкома интенсивно восполнял ком. З.Ф. ген. Эверт, у к-рого 15.9 произошёл обмен мнений с начштаба главкома отн. ведения операции. Комфронт между прочим докладывал: „…При настоящем положении я считал бы желательным развернуть 36-й и 4-й Сибирский корпуса в районе Михалишки, озеро Свирь, 29-й корпус высадить в Вилейка или Молодечно и направить между озерами Свирь и Нарочь, а 14-й корпус уступом за правым флангом 29-го корпуса, с тем чтобы особенно развить наступление правым флангом этой армии, имея в виду общую цель овладеть Свенцянами и отбросить противника на запад… Участок Молодечно, Полоцк нельзя считать вполне обеспеченным. 27-й корпус придётся свернуть на Минск, Оршу, тогда он садится в Лиде, а 29-й корпус, садящийся сегодня в Барановичах, вести в Молодечно, что замедлит перевозку обоих. Не признано ли будет целесообразным в Двинск направить 29-й корпус, а 27-й оставить во 2-й армии?“.
  По получении этих соображений, ком. С.Ф., уже известный нам нек-рыми своими качествами г. Рузский не замедлил проявить себя в прежнем стиле и направлении, высказав свои соображения по ведению операций, а именно: „…По моему мнению предпочтительнее 29-й корпус направить к Двинску в виду важного значения этого пункта и развивающегося напора со стороны противника в этом направлении. Корпуса 36-й, 14-й и 4-й Сибирский полагал бы сосредоточить примерно в районе Михалишки, Годуцишки, Кобыльник, Поставы под прикрытием конницы ген. Орановского и Казнакова, которой поставить задачей очистить этот район от противника. Иметь корпус в резерве у Молодечно, на мой взгляд, излишне. Плеве указал Казнакову войти в связь с Орановским и совместными действиями прикрыть район сосредоточения корпусов 2-й армии, отбросив неприятеля к западу…“. Начштаба главкома, отвечая на соображения командующих фронтами, вместо маневра из оперативной глубины со своей стороны полагал: „лично предпочёл бы… сбор хорошей группы из трёх корпусов на Вилии в районе Михалишки и развитие удара через Свенцяны навстречу 5-й армии…“. Но после дальнейшего разъяснения Эверта присоединился к его плану действий, предоставив ему целиком распоряжаться войсками по его усмотрению и к зависимости от обстановки, не останавливаясь перед переменой корпусов.
  Получив одобрение своего плана от начштаба главкома, командующий З.Ф. мог распоряжаться по своему усмотрению, что имело огромное значение, т.к. ни начштаба главкома, ни ком. С.Ф. не были компетентны в ведении данной операции.
  Герм. главком 15.9 корректировал работу командармов по руководству боевыми действиями герм. войск.
*
 Утром 15.9 передовые разведотряды герм. кавалерии внесли ужас и панику в тылы 10-й А и без того неустойчивые. Со ст. Кривичи, Вилейка, Молодечно, Солы посыпались тревожные вести о приближении германцев. Тыловые и местные государственные учреждения бежали, бросая имущество и запасы, а чаще всего предавая их огню вместе с деревнями и сёлами, учиняя целые погромы, заставляя местное население оставлять свой скарб и уходить на восток, таща за собой стариков и младенцев, как во времена татарских набегов. Все дороги были загружены бежавшими войсковыми тылами и беженцами (местными жителями).
  Утром к ст. Солы подошёл разъезд 4-й герм. кд в 50 коней с 2 орудиями и обстрелял собравшиеся здесь многочисленные обозы. Около полудня дивизион 8-го конно-егерского полка (2 эскадрона) с одним орудием и 2 пулемётами занял ст. Кривичи, разобрал железнодорожные пути и устроил крушение воинского поезда, в к-ром следовали восемь рот 3-го и 4-го стр. полков 1-й стр. бр. 27-го ак. Роты во главе с офицерами бежали на юго-восток от Кривичи. Конница ген. Тюлина (четыре полка, оставшихся в его подчинении) с 26-м Сиб. сп, попав под удары 2-й и 58-й пд гр. Эбена, отошли от Вилии из Михалишки, а стрелки — из окрест. устья р. Жеймяны. Те же части германцев оттеснили казаков от Быстрицы, иными словами, противник продолжал сбивать русские заслоны и обходить правый фланг 10-й А. Подошедший накануне в Гервяты, Ворняны 1-й кк Орановского с утра предпринял наступление на участке устье р. Ошмянка, Кемелишки. Бр. 14-й кд двинулась на Михалишки, один полк той же дивизии — на Нестанишки с целью обхода на Михалишки, две сотни кубанцев были брошены в наступление от Гервяты на Хотиловичи, Станчиненты. 8-я кд развернулась у Ворняны и начала наступление на север на Свиранки. Донося о предпринятом наступлении, ком. 1-го кк докладывал командарму-10 свои соображения: „Моё движение на восток от Гервяты в тыл, полагаю, было бы лучшим парированием этого, глубокого вторжения, но боюсь открыть тыл 10-й А“. Спустя нек-рое время комкор 1-го кон. снова повторяет командарму-10 свой план: „Желал бы двинуться в тыл германцам, но предупреждаю, что сегодня весь день противник нажимает с севера, и если я уйду, то он несомненно продвинется на юг…“, т.е. на тылы 10-й А.
  Командарм-10 Радкевич, понимая целесообразность предложений ком. 1-го кк, без замедлений ответил ему: „Полагаю, что выход Вашего конного корпуса в тыл германцам, наступающим на юг в направлении Вилейка или Сморгонь, желателен, если только слухи о том справедливы, что я считаю вполне правдоподобным. 1-ю Кубанскую казачью дивизию могу оставить в Вашем распоряжении для обеспечения связи с войсками ген. Флуга. Конницу Тюлина оставлю в распоряжении Флуга для обеспечения его фланга. О Вашем решении прошу телеграфировать“. Однако, несмотря на столь исчерпывающий ответ командарма-10, ком. 1-го кк, до этого столь ретиво стремившийся в тыл к германцам, немедленно передумал и донёс: „Без указаний фронта решения принять не могу, ибо не знаю общих соображений главнокомандующего“.
  Тем временем полки кк вошли в соприкосновение с частями 2-й гер. пд ген. Фальк, наступавшей от Михалишки. Герм. пехота оказалась не менее маневроспособной, чем кавалерия Орановского. Спешенные части 14-й кд были охвачены с флангов пехотой германцев и отошли на рубеж Шатернишки, ф. Зеленки, Коренишки, а ввиду отхода 14-й кд отошла и 8-я, к-рую, по донесению нач. 8-й кд ген. Киселёва, тоже „обошла пехота силою до двух батальонов и под огнём артиллерии 2 лёгких и 1 тяжёлой батарей“. Но комкор и комдивы 1-го кк не знали, какие части германцев теснят корпус. Не знал этого и штаб 10-й А. Поэтому начоперу штаба 10-й А запрашивает ком. 1-го кк: „Благоволите сообщить для доклада командарму, какие части гемранцев действуют против Вашего корпуса“. Тогда ком. 1-го кк пишет ком. 8-й кд: „Необходим захват пленных, мы до сего времени не знаем, какие части противника действуют против нас“. Но начдив 8-й кд Киселёв тоже не знал, с кем дерётся 1-й кк и его 8-я кд, а потому ответил: „Против нас до 4 батальонов пехоты и 3 эскадронов кавалерии, три батареи, одна тяжёлая“. Единственным источником разведки в 1-м кк, к сожалению, оказался полицейский урядник Ворнянской волости И. Синявский, честно продолжавший свою полицейскую службу на территории своей волости, но его данные были, по преимуществу, не оперативно-тактического, а скорее полицейского характера. Он доносил, что в Михалишки прибыло 3 эскадрона герм. кавалерии, что ими арестованы земский начальник и становой пристав, а такие сведения вряд ли могли послужить ком. 1-го кк для оперативной ориентировки.
  Неуспех на фронте, незнание, какие части и силы противника теснят корпус, дополнялись тревожными донесениями из тыла. Из Солы вахмистр Стрельцов, старший обоза штаба 1-го кк: „Доношу, что по приезде в м. Солы, которое обстрелял неприятельский разъезд орудийным и пулемётным огнём, наводя большую панику в обозах, которых было очень много, я свой обоз вывел благополучно“. Из г. дв, Солы от кап. Богувского (подпись не совсем разборчива):   „Дивизионный обоз 8-й Сибирской стр. дивизии стоит в лесу восточнее г. дв. Солы (рядом с ним). Едва держусь. Против меня 2 орудия, 2 пулемёта и 100–200 чел. пехоты. Я едва держусь, патронов нет. Прошу выручки, иначе пропадёт обоз“. Из Ошмяны от штабс -ротм. Гарниева (подпись неразборчива): „Сего числа с 7 час. утра обозы 2-го разряда произвели панику в г. Ошмяны и отступление продолжалось до 3 часов дня. Предполагаю ночевать к югу от Ошмяны в 12. верстах г. дв. Анелин“.
  Кто же, однако, наступал против 1-го кк, оставалось невыясненным. Ночью ком. 1-го кк собственноручно сочинил реляцию, в к-рой излагал фантастические картины восьми конных атак вверенного ему корпуса, писал о горах трупов неприятеля, отражениях германских атак, но ни единым словом не обмолвился ни о номере, ни о названии германской части. Поэтому назойливый начоперу 10-й А снова насел на комкора, вопрошая, какие же всё-таки части немцев наступают против 1-го конного корпуса. Делать нечего, пришлось ответить: „Противник сегодня силами около дивизии пехоты теснил обе кавалерийские дивизии“.
  В то время, когда 1-й кк отходил под давлением 2-й герм. пд, у Быстрица 3-я Гв. пд успешно отражала наступление 58-й герм. пд; 26-я пд выдвигалась южнее Быстрица на Слободка и Лазаришки, т.е. в пространство между 1-м кк и 3-й Гв. пд, а бригада 10-й пд сосредоточилась в Гудогай, выбросив 1-й б-он 40-го пп на м. Солы. Конный отряд ген. Тюлина разбился на отдельные отряды, перемешавшиеся с 1-м кк, 2-м ак и 3-м Сиб. к, на флангах к-рых конные части отряда заполняли прорывы в боевых порядках пехоты. 3-й Сиб. и Гв. корпуса отошли на новые позиции, согласно известному нам приказу командарма-10; на их фронте, как и на фронте прочих корпусов армии, день прошёл спокойно.
  На этот раз авторы германского государственного архива вспомнили поучения своего знаменитого земляка Клаузевица по поводу изложения военно-исторических событий и признали, что гр. Гутьера, сближавшаяся под прикрытием ночи с 14 на 15.9 с оборонительным расположением русских на расстояние 2 км, 15.9 решительно атаковала пространство, ещё ночью покинутое Гв. и 3-м Сиб. к-сами, при плохом наблюдении и разведке с германской стороны и искусном отрыве русских. Хотя Гинденбург и Эйхгорн требовали быстроты действий, тем не менее войска гр. Гутьера днём 15.9 упустили случай атаковать отступивших русских и продолжали в этот день сближение.
  Для удлинения вост. фланга 10-й рус. А и обеспечения железной дороги Вильна, Молодечно из Вильны на восток была выдвинута Гв. казачья бригада.
  Итогом дня мы имели продолжающийся обход правого фланга 10-й А, спокойствие на северном и юго-западном её участках, неуклюжие действия 1-го кк против 2-й герм. пд и совершенную неясность о силах противника на его фронте, добровольный отход Гв. и 3-го Сиб. к-в за Вилию, неожиданный и для германцев, невообразимый хаос в тылах армии и, прекращение германцами железнодорожного движения на линиях Вильна–Молодечно и Молодечно–Полоцк.
  Но несмотря на столь прискорбные факты и обстоятельства, командарм-10 писал: „Приказываю сообщить всем доблестным частям 10-й армии, что их упорство и настойчивость в трудное положении уже достигают цели. Завтра 16.9 к нам на правый фланг подходит корпус, а послезавтра — другой, а ещё правее прибывает третий. Снаряды с каждым днем прибывают, и скоро в них недостатка не будет. С подходом новых сил всем фронтом доблестной 10-й армии перейдём в наступление на зарвавшегося врага, причём необходимо развить стремительность и безудержный натиск. Пусть каждый помчит, что германцы боятся за свой тыл и фланги и при дружном нашем ударе бегут, в чём убедилась Гвардия при своём коротком наступлении. Пусть каждый знает, что 10-я армия обходов не боится и что у наступающего с решимостью разбить врага фланги и тыл обеспечены его смелостью и сокрушительным ударом… коннице ограничусь пока указанием главнокомандующего фронтом, данным мне сегодня, а именно: коннице надо брать пример с энергичной, мужественной, беззаветной деятельности германской кавалерии; считаю, что этого пока достаточно, чтобы напомнить конным частям и особенно казакам и их начальникам былую [Sic!] доблесть их предков, точная дерзкая разведка на носу и особенно в тылу у противника, полная свобода хозяйничанья в его батареях и обозах, налёт с тыла и с флангов на уставшую пехоту…“. Вдохновляя подчинённые войска, командарм предлагал прочесть его приказ во всех ротах, эскадронах, батареях, парках и обозах. Мы могли бы всесторонне раскритиковать этот приказ командарма-10, к-рый, в сущности, был только иронией над действительностью, но, предположив, что он взывал по суворовскому обычаю к солдатскому и унтер-офицерскому сердцу и что воззвание это составлял плохой агитпроп, оставим документ в стороне. Можно предположить, что командарм-10 знал, что грешит против правды, но делал это сознательно на пользу армии. Ограничимся только замечанием, что доблестные войска напрасно покидали свои позиции, потомки некогда доблестных [Sic!] казаков волею командарма направлялись в лоб, а не во фланг и тыл противнику; когда германцы неделю бьют правый фланг армии, а на остальном её фронте царит спокойствие, сдаётся, что дело не только в доблести войска, но и в некоторых качествах командарма-10, обязанного упрочить правый фланг.
  Вечером командарм-10, установив факт продолжающегося обхода армии, приказал: „Ген. Флугу отбросить противника за Вилию, действуя самым решительным образом, не заботясь о сохранении резервов“. Прочие же корпуса армии должны были сменять, частично перегруппировываться и удерживать занятое расположение. В итоге этих частичных перегруппировок 3-й Сиб. к собирался к востоку от Вильны, а 5-й ак подготовился к переброске с зап. на вост. фланг армии, т.е. делалось то, что должно было быть сделано ещё 10–12.9. Теперь же эта перегруппировка слишком опаздывала.
*
 Восемь рот 1-й стр. бр. 27-го ак, следовавших через Молодечно на Кривичи, после крушения поезда бежали в направлении Борисов. Об этом обстоятельстве штаб 27-го ак не знал и полагал, что в Кривичи находятся 3-й сп и 1-й б-он 4-го сп. Командир 1-й сбр с б-ном 4-го сп и одном батареей в это время находился в Молодечно и вследствие перерыва связи с Кривичами точных данных об обстановке не имел. Ему было известно от железнодорожников, что у Вилейка появилось около 1000 чел. германцев. Ввиду этого ком. 1-й сбр присуждён был остаться в Молодечно, организовать разведку на участке Вилейка, Сморгонь и оборону железнодорожного узла Молодечно. Разведку ком. 1-й сбр не организовал, а для охраны железнодорожных мостов через рр. Уша и Вилия им были высланы ополченцы, железнодорожники и рота стрелков 1-й сбр. Тем временем командир и штаб 27-го ак, также не осведомлённые о событиях в Кривичи, хлопотали о разгрузке Молодечненского железнодорожного узла с целью скорейшего пропуска частей 27-го ак через Молодечно. К этому времени 1-й и 2-й стр. п 1-й сбр успели благополучно проскочить на Полоцк.
  Далеко за полночь с 15 на 16.9 в штабе 27-го ак было выяснено, что германцы угрожают железнодорожному узлу Молодечно, что связи с Кривичами нет, что к Заскевичи проникают германские разъезды. Это обстоятельство поставило штаб корпуса перед новой задачей. В место сосредоточения корпуса вторглись германцы. Поэтому командир корпуса приказал выгрузить 304-й пп 76-й пд в Молодечно и выслать б-он с двумя орудиями на ст. Вилейка.
*

  Движение 1-го кк с 1-й Кубанской каз. дивизией на восток привело бы к тому, что 1-й кк фланговым ударом смял сперва 4-ю, а затем 1-ю герм. кд, действовавшие на юг и юго-запад, и тем положил предел охвату армейского фланга.   Разбросанные на большом пространстве от Поставы через оз. Нарочь до Жодзишки кав. дивизии Гарнье не смогли бы оказать содействие друг другу, вследствие их разобщенности. Эти действия лучше всего обеспечили бы и сосредоточение корпусов 2-й А на рубеже Молодечно, Ошмяны и более надёжно прикрыли бы железную дорогу Молодечно, Солы, Вильна. Но для этого нужно было, чтобы части 10-й пд и Гв. казачья бр. сменили конный корпус на участке Гервяты, Ворняны и преградили путь 2-й герм. пд на Солы.
Tags: history, war economy, Двуглавый, былое и думы, их нравы, рыло в пуху, чему не учат в школе
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Свенцянский прорыв

    В соответствии с указаниями о взаимодействии фронтов 14.9 ком. Сев. фр. пишет ком. Зап. фр.: „Ген. Алексеев сообщил о необходимости принять…

  • Timeline Sept. 14

    1752 Британия и колонии перешли на григорианский численник. *** 1847 During the Mexican-American War, U.S. forces under General Winfield Scott…

  • Timeline Sept. 13

    1789 The first loan to US Govt (from NYC banks) *** 1847, General Winfield Scott wins the last major battle of the Mexican-American War, storming…

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments