flitched9000 (flitched9000) wrote,
flitched9000
flitched9000

Category:
  • Mood:
  • Music:

В этот день 100 лет назад

Незаслуженный упрёк
Кляузи о действиях конных махновцев армий в Сев. Таврии

 Так подробно пришлось выше остановиться на выяснении обстановки в дни 29 и 30/Х только потому, что 2-я Конная армия, выполняя не за страх, а за совесть свой долг, напрягая все силы и стремясь к единой общей цели — созданию условий, ко-е помогли бы уничтожить барона Врангеля, перестаралась, а это привело к тому, что пр-к исключительно занялся нек-ое время только ею, чтобы спасти себя, создал недвусмысленную обстановку к вечеру 29/X, а пока эта обстановка выяснялась, ибо в войне для победы нужна точность ориентировки, — содействовал спасению живых сил белогвардейской армии.

  Условия для 2-й Конной армии были так запутаны, что, не разобравшись в них, было бы не только большим риском, но даже безумием кидаться наугад. И вот за своё чрезмерное усердие Конная армия в лице своего командарма получает такой упрёк: «Харьков. 30 октября. № 0277/сек 848/оп. Обращаю Ваше внимание на отсутствие должной энергии и решительности в действиях Вашей конницы. Вместо того чтобы, согласно моему приказу, стянувшись в общую ударную массу, стремительно броситься в р-н Серогозы–Калашинская, главная масса её весь день 30 октября пассивно провела в р-не Б. Белозёрки, отбивая атаки двух конных полков пр-ка, явно имевших целью прикрыть отход гл-х сил. Этим же непростительным бездействием не была оказана своевременная помощь частям 1-й Конной армии, вынужденным в р-не Агайман выдерживать бой, не давший решающих результатов, с главной массой конницы пр-ка. Приказываю: немедленно всеми силами вверенной Вам конницы ударить в общем напр-ии на Ивановку, что в 20 вер[стах] с[еверо]-в[осточнее] Агайман. Ставлю задачей достичь этого пункта не позднее вечера 31 октября».

  Почему фронт стал доискиваться причины, не давшей 1-й Конной армии решающих побед в боях у с. Агайман, именно в деяниях 2-й Конной армии, объяснить трудно. С таким же правом 2-я Конная армия может винить 1-ю, что бои 2/XI не дали и ей решающих побед у с. Рожественское. Операции этих дней требуют тщательного изучения и вывода из ошибок, дабы не повторить их в будущем. Сравнив силы 1-й Конной армии и те задачи, какие на них лежали и какие каждою из них выполнены, мы позволим надеяться, что обвинение в непростительном бездействии со 2-й Конной армии будет снято. Прежде всего, силы 1-й Конной армии были гораздо больше 2-й. Она состояла из четырёх дивизий и Отд. кавбригады, причём число сабель в дивизиях доходило до 4 тыс., а в 6-й и того более. Она опиралась на прекрасную стрелковую дивизию — Латышскую, причём помимо этой дивизии в резерве 6-й А были ещё две стрелковые дивизии. Против этой массы красной конницы и пехоты конницы белых могло быть не б. 7000 сабель. Если обратить внимание на дату упрёка, то мы увидим, что 29 и 30/Х для 1-й Конной армии ещё не было такого положения, чтобы она нуждалась в помощи 2-й Конной армии. Упрёк дан авансом, ибо помощь, если она была нужна, то нужна была 31/Х и 1/XI.
  Оперсводка по 6-й А на 30/Х рисует положение на своём, а следовательно, и 1-й Конной, участке так: «Лат. дивизия — противник силой одной кавдивизии при шести орудиях повёл наступление на кол. Вознесенск, занимаемую 3-м Латышским полком и кавбригадой 6-й дивизии 1-й Конной армии. Под давлением противника 3-й Латполк и кавбригада отошли на полверсты к западу от Вознесенки. Около 8 час. обнаружено, что конница противника отходит в северном направлении. 154-я бригада 52-й стр. див. заняла кол. Новоекатериновка, двигаясь на Рубановку и не встречая сопротивления противника…»
  Причина неудач 1-й Конной армии, по нашему глубокому убеждению, лежит [в следующем]: а) армия не была стянута в кулак, «в общую ударную массу», как требовал фронт и обстановка, и б) переоценка собственных сил и презрительное отношение к боевым качествам пр-ка.
  2-я Конная армия до 29/Х включительно не имела права думать о стягивании [сил] в ударную массу, ибо задача её в эти дни сделать ей этого при всём желании не позволяла. Как бы раздвигая сдавливавшие её стены, дивизии 2-й Конной армии действовали самостоятельно, имея каждая свою частную задачу, невыполнение ко-й грозило провалом всего дела на левом берегу Днепра у Никополя. Дивизии, как руководственное начало, имели одно указание командарма — в случае превосходства сил пр-ка на к.-либо участке упорно обороняться, сваливаться друг на друга, чтобы потом общими силами бить врага.

  Если бы 9-я кд, числившаяся за 2-й Конной, а находившаяся фактически в оперативном подчинении 13-й, была бы во 2-й, то рез-ты были бы совершенно другие. Тогда можно было бы, оставив дивизию для ликвидации положения, созданного 29/Х, с двумя дивизиями и бригадой броситься на Серогозы–Калашинская, этого нельзя было сделать с одной дивизией и бригадой, считаясь с тем, что 16-я была небоеспособна после своего разгрома неск. дней, пока не собралась.
  Мы видели выше, что благие намерения 2-й Конной армии броситься не только 30/Х, а даже 28/Х–29/Х в р-н Серогозы–Калашинская–Калга, вылившиеся еще в 13 час. 29/Х в форме приказа по армии № 066, были парализованы неожиданно разыгравшимися событиями на её левом фланге, учесть размах ко-х и последствия этого размаха ни 29/Х, ни 30/Х было совершенно невозможно, тем более что события эти имели место в 18–20 час. у с. Днепровка, т.е. когда настала ночь. В связи с тяжёлой ответственностью за успех не только на Никопольском плацдарме, но и обеспеченностью левого фланга 6-й А, необходима была точная ориентировка и соотношение сил, чтобы развязать себе руки для дальнейших действий. Нельзя начинать дня, не умывшись.
  А к тому же густой туман весь день 30/Х, помимо др. причин (переезд командарма и членов РВС из Никополя в Б. Белозёрку, отсутствие технической связи с этим селом, смерть начдива 2-й кд т. Рожкова и т.п.), [мешал это сделать]. А не считаться с перехваченной утром 29/Х депешей ген. Говорова на имя начдива Марковской и её смыслом было бы преступлением, как таким же преступлением было бы игнорирование показаний пленных, захваченных в тот день в р-не М. Белозёрки, показавших, что помимо частей Марковской дивизии ещё находились до 5000 сабель донцов и кубанцев.

  В этом случае заслуживает внимания статья «Генерал Врангель о положении на фронте», помещенная в газете «Южные ведомости» от 24/Х (6/XI) № 233: «Стратегический план большевиков, благодаря хорошо поставленной у нас агентуре, был нам заранее известен. (Этому заявлению Врангеля, пожалуй, можно поверить после того, как говорят, что уже по завершении разгрома барона был обнаружен прямой провод из Павлограда в Мелитополь.) Он состоял в том, чтобы, наступая между Днепром и Азовским морем двумя армиями, 13-й и частью 4-й, и охватывая левый фланг нашей северной группы со стороны Никополя 2-й Конной армией, главной массой своих, именно 6-й и 1-й кавалерийской армией Буденного, действуя со стороны Каховки, прорваться в тыл Русской армии, захватить перешейки и отрезать ее от Крыма». Дальше Врангель говорит о сосредоточении сильной ударной группы с целью обрушиться на прорвавшегося пр-ка и прижать его к Сивашу. Врангель продолжает: «17 октября развивалось чрезвычайно энергичное наступление. 10-тысячная конница Буденного, подкрепленная двумя пехотными дивизиями, почти не встречая сопротивления, глубоко проникла в наш тыл и к вечеру передовыми частями вышла на линию жел[езной] дороги в районе ст. Сальково. Здесь противником был захвачен наш подвижной состав и некоторые тыловые учреждения, случайно здесь находившиеся. Неприятельские разъезды проникли даже на Чонгарский полуостров. Красные, видимо, считали свое дело выигранным, и во вчерашнем радио за подписью Троцкого объявляется о полном окружении Русской армии железным кольцом пяти красных армий и отдается приказ красной коннице преследовать остаток “белых банд Врангеля”, чтобы “воспрепятствовать им сесть на французские корабли”». И далее: «Между тем одним переходом в ночь с 17 на 18 октября, заслонившись с севера конным Донским корпусом, удачно отбивши атаки 2-й Конной армии противника, наша ударная группа неожиданно подошла к расположившимся на ночлег в районе Сальково красным. При этом некоторые наиболее отдаленные наши пехотные части сделали на ночь [переход] до 40 верст. На рассвете 18 октября наша группа, неожиданно развернувшись на высотах ст. Рыково, атаковала красных, прижав их к Сивашу. Одновременным ударом с северо-запада и с севера конница Буденного разбита. Мы захватили 17 орудий, более 100 пулеметов и целиком уничтожили Латышскую бригаду. В то же время Донской конный корпус, разбивая частные атаки 2-й Конной и 13-й армий противника, захватил полностью три полка в плен и девять орудий».

  Оперсводка штаба Южфронта к 18 час. 2/XI № 918/оп подтверждает факт уничтожения Латышской части: «…Латдивизия. Части 2-й Латбригады, наступавшие на Рожественское, и 6-й Латполк — 3 версты от Рожественского был атакован со стороны Рожественского крупными силами конницы и пехоты противника и, окружённый, почти целиком уничтожен. 1-я Конная армия. Утром 1/XI части 14-й и 4-й кавдив. (последняя 31/Х после налёта на Сальково, Геническ) были отведены в район Рожественского, были атакованы у Рожественского крупными силами противника и отброшены на север, причем одна бригада 14-й кавдивизии прибыла в Агайман. 6-я и 11-я кавдивизии, наступавшие 1/XI также на Рождественское, — сведений не имеется. По наблюдениям за разрывами снарядов, к 17 час. 1/XI Рожественское было ещё в руках противника…» Действительность показала, как увидим ниже, Рожественское оставалось в руках пр-ка и утром 2/XI, пока им не занялась подошедшая 2-я Конная армия.

  Т. обр., мы видим, что весь Донской конный корпус разбивал частые атаки 2-й Конной армии, но отнюдь не «2-го полка», как сказано в директиве командюжа № 0277/сек 848/оп.

  «Таким образом, — продолжает Врангель дальше, — стратегический план красных, рассчитанный на овладение с налета укрепленными крымскими позициями, на окружение и уничтожение нашей армии, потерпел полную неудачу».

  Если же вслушаться в официальное сообщение Ставки Врангеля от 19/Х (1/XI) № 660, то мы ещё раз увидим подтверждение, что на Донской корпус была возложена специальная задача парировать развитый 2-й Конной армией в дни 26, 27 и 28 октября колоссальный успех и спасти положение белых, хотя бы на неск. часов, в ко-е им необходимо было совершить перегруппировку, чтобы без больших жертв отойти в Крым. «Ставка. № 660… При отходе от Никополя доблестная донская конница, переходя в контратаки, отбросила 2-ю Конную армию красных силою до 6–7 тыс. шашек и уничтожила вновь прибывшую с польского фронта бригаду 30-й стр. дивизии, захватив девять орудий и взяв в плен полностью 78-й стр. полк…» Ещё образнее защищает, конечно, невольно, положение 2-й Конной армии белогвардейский военный обозреватель в своей статье «Великая битва» № 357 газеты «Таврический голос» от 25/Х (7/XI): «Того же 17 октября войска генерала К[утепова] переходят в наступление, имея доблестных донцов на наружном фланге, бьют в жестоком бою пехотную колонну красных и обрушиваются на главную конную группу…» Наружным флангом генерала Кутепова считался фланг, тяготевший ко 2-й Конной армии, а не доблестные донцы — корпус генерала Говорова.

  Поэтому, как это ни печально, 30/Х нужно считать днём, когда Врангель и его генералы блестяще выдержали, может быть, единственный раз за три года гражданской войны, запоздалый экзамен на звание военных специалистов. В этот день они действительно положили начало спасению живых сил своей 2-й А ген. Абрамова и дали ей возможность выйти из-под удара с.-вост-х красных армий, и отнять этого сознания у них никто не может.
  Вот почему операции 30, 31/Х и 1–2/XI должны быть всесторонне освещены не только по отношению к одной 2-й Конной армии, а вообще, как в высшей степени поучительные операции, когда решалась судьба врангелевской армии ещё до ухода её в Крым. Это и заставило нас события этого дня подтверждать не только директивами фронта и личными переживаниями, что во всю ночь под 30/Х не дали сомкнуть глаз, но и документальными данными белого командования.
  Знакомство с перехваченным приказом командарма 2-й белых — ген. Абрамова, сопоставление с этим приказом приказов на 30/Х командармов красных армий, с одной стороны, и, с другой — самой действительности, в какой находились эти армии, а не то, что хотелось или намечалось по приказам и [их] достижению, — тогда только станут ясными все ошибки одних и удачи на этих ошибках других.

  Как известно, широковещательные директивы некоторого красного командования ни 31/Х, ни 1/XI целей не достигли не только в вопросе окружения и разгрома Врангеля, но во многих случаях терпели неудачу и [войска] отбрасывались в исходное положение.

  Перехваченный приказ генерала Абрамова от 22 час. 29/Х за № 0780 [гласил]: (См. 29-е октября)
  Этот приказ наглядно убеждает нас, что 30/Х 2-я А белых не могла принимать участия [в боях] против 1-й Конной и 6-й армий, а отсюда ясно, что в дни боев 31/Х и 1/XI сил против ударной группы белых было вполне достаточно. Не мог принимать участие и Донкорпус ген. Говорова, настигнутый 31/Х 2-й Конной армией у с. Рохманова. Если внимательно ознакомиться, на основании приказа ген. Абрамова, с обстановкой, то мы увидим, что все преимущества 31/Х и 1/XI были на стороне 6-й и 1-й Конной армий, но они не использованы в должной мере за отсутствием согласованности в действиях и партизанских выпадов, какие в борьбе с Врангелем места иметь не должны. Полного напряжения сил этих двух армий в эти дни мы не видим. Наоборот, изучая сводки этих армий, убеждаемся, что ни одна из них одновременно, ни тем более обе сразу, не вводили за всё время боёв всех своих дивизий. Держались большие армейские резервы в ожидании худшего положения и в дело не вводились, что пр-к использовал в своих интересах. Даже при наличии всех условий на успех у красных чувствуется неуверенность, чему 31/Х и 1/XI места не должно было быть.

  Для пояснения нашей мысли остановимся на оперативных приказах [Южного] фронта за № 0278/сек 849/оп и № 0279/сек 850/оп. Первым из них, уже 30/Х командарму 1-й Конной дается указание, «собрав все силы в ударную массу, во что бы то ни стало перерезать пути отступления противнику на Сальково и уничтожить его». Командарму 13-й дается: «К вечеру сегодняшнего дня... продолжая стремительное продвижение пехотой, бросить конницу рейдом, не задерживаясь боями с арьергардами противника, и 31 октября выйти в район сел Петровское—хут. Адама». 1-я Конармия сосредоточена в ударную массу не была, а по 13-й армии был отдан такой приказ № 02933, по-видимому, на 31/Х: «Учитывая сведения из приказа противника (принимается во внимание цитированный выше приказ генерала Абрамова), я приказал 42-й дивизии стремительно наступать в общем направлении — Весёлое, Елизаветовка, Серогозы. 9-й стрелковой дивизии с кавалерийской наступать из района Мелитополь — …[неразб.] на Новониколаевку в общем направлении — Калга—Серогозы. Кавгруппа Каширина продолжает движение западнее ж[елезной] д[ороги] Мелитополь—Сальково в общем направлении на Петровское, 2-я Дон[ская стрелковая] дивизия из района Мелитополь в движении вдоль жел. дороги на Сальково. Мой резерв — Альтенау…» Конечно, командарму 13-й было небезызвестно, что в направлении Серогозы действуют части 6-й армии и 2-я Конная. Кроме того, правее (или западнее) 13-й армии была еще 4-я армия. Позволяя себе «учитывать», командарм 13-й взял этим самым на себя функции фронта. Бесспорно, что проявление инициативы — вещь весьма хорошая, но когда она проявлена не вовремя и неудачно, то такая услуга делу куда опаснее услуги, оказанной крыловским мишенькою. 42-я и 9-я стрелковые [дивизии] с кавалерийской дивизией гораздо больше принесли бы пользы, если бы не подвергались гипнозу «учитывания» и были бы двинуты там, где им следовало быть, а не на Серогозы, тогда бы у ст. Сокологорское и у с. Новогригорьевка не создалось бы того, что создавалось там к вечеру 1/XI и что мы увидим ниже.
Правда, командарм 13-й тоже позволял сомневаться в боеспособности 2-й Конной армии, что и отметил в своем оперативном приказе (на всякий случай, так иные делают) № 02933: «Успех зависит от того, успеет ли 2-я Конная армия занять сегодня к ночи район Калга—Серогозы, куда должен быть направлен главный удар ее всех трех кавдивизий». Видимо, т. Уборевич вспоминал то время, когда он распоряжался этой армией, и, как говорят, крайне неудачно.

  Вообще, приказы по 13-й А времён т. Уборевича пестрят оригинальностью. Так, он почему-то в оперативном приказе № 02933 высказывает такое соображение: «Надо учесть, что в рядах противника нарушено управление…» или «2-я армия противника, благодаря стремительности удара наших частей, задачи не выполнила…», «в боях 30/Х противник сильно разбит…»

  Действительность показывает как раз обратное, именно 30/Х пр-к великолепно выполнил свою задачу.

  Нельзя не согласиться с заявлением белых о тех причинах, какие помогли им выбраться благополучно в Крым. В № 357 газеты «Таврический голос» автор статьи «Великая битва» говорит: «Наши части восточного и северо-восточного направления, отбивая нерешительные атаки красных, планомерно и спокойно оттягиваются к югу: фронт из растянутого обращается в компактный, удобоуправляемый и гибкий».

  Всем ли командармам, но нерешительность эта, по-видимому, подчеркивалась и [штабом] фронта. Что же мы видим в оперприказе по 13-й армии № 02933? Командарм, который старается оправдываться: «Категорически Вам заявляю, что части вверенной мне армии ведут все время бои с крупными силами противника, преодолевая сильно укрепленные позиции. Помощь 4-й армии, далеко отстающей, очень незначительна».

  Из этой маленькой справки мы видим, что, отмечая нашу нерешительность, белые нисколько не преувеличивали истины. Наше дело теперь разобраться и вынести урок.

  Из сводки 1-й Конной армии к 4 час. 30/Х видно, что: «а) 14-я [кд] о-ло 4 час. 29/Х подходила к р-ну своего расположения Новопетровка–Новониколаевка; б) 4-я [кд] подходила к р-ну Воскресенка–Громовка–Сергеевка, пр-к на пути не встречался; в) 6-я [кд] в р-не Успенская–Новорепьевка, имея связь с Латдивизией; г) в этом же р-не части 11-й [кд] 2-й и 1-й бригады достигли Агаймана и заняли его… Передовые части 2-й бригады имели столкновение с мелкими частями пр-ка, охранявшими в Айгамане тыловые учреждения 2-й армии противника. Захвачено большое кол-во обоза. В 3 час. 2-я кавбригада 11-й [кд] имела сделать налёт на Н. Серогозы…» (В задачу ихнюю входило — партизанщина и выматывание лошадей, ко-е к нужному моменту негодны.)

  Тут же последовала дир-ва по Южфронту № 0268/сек 821/оп (см. выше).

  «В операции окончательной ликвидации Врангеля т. Миронов, начав переправу 26 октября, за два дня до общего наступления, трёхдневными смелыми боями привлёк на себя все внимание Врангеля, ко-й принужден был бросить против него лучшие свои части. Этими искусными действиями 2-й Конной армии т. Миронов облегчил нашим главным ударным частям выдвижение на Перекоп и овладение им». (Из телеграммы зам. пред. РВСР и Главкома от 4 декабря 1920 г. за № 7078.)

  Как освещает все вышеизложенное белогвардейская печать, мы увидим из газеты «Таврический голос» № 357 от 25/Х (7/XI): «16 [29] октября уже вполне обозначилось обходное движение 6-й и 1-й [Конной] советских армий от Каховки к Перекопу и на юго-восток к Сальковскому перешейку. Дабы уклониться из-под удара и дать возможность зарваться пр-ку в глубокий тыл, 2-й [ак] занимает Перекопский перешеек и с тяжким уроном для красных отбивает атаки 52-й дивизии, ко-я до конца боя играет роль сконфуженного наблюдателя. К 17 [30] октября наша воздушная разведка, несмотря на туман и холод, устанавливает движение в направлении от Каховки к юго-востоку трех колонн красных — одной пехотной силой около 4000 штыков и двух конных около 10 000 в общей совокупности, причем главная (средняя) выходила на фланг Первой армии, ко-ю советское командование поторопилось объявить уже обойденной. Это двигался молот в сокрушительном размахе.

  Положение 1-й А, разбившей к тому времени 3-ю [сд], где взяты два полка в плен, было бы угрожающим, если бы это положение было вынужденным, а не предрешенным заранее. 1-я [А] шестимесячными победами показала, что она может выдержать это испытание, и она его выдержала с такой красотой и честью, на которую смеют дерзать только бессмертные. Того же 17 [30] октября войска переходят в наступление, имея доблестных донцов на наружном фланге, бьют в жестоком бою пехотную колонну красных и обрушиваются на главную конную группу».
Tags: c'est la vie, crony capitalism, history, holy war, war economy, былое и думы, марксизм, марксисты, матрац, меритокрадия, светские сплетни, чему не учат в школе, экономика и политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • В этот день 100 лет назад

    However, Lithuanians counterattacked and took back Želva on October 30… +++ Суббота, 30 октября 1920 г Карты см. 28 октября 30 октября…

  • В этот день 100 лет назад

    Нота уполномоченного НКИД и НКВТ РСФСР в Германии МИД Германии29 октября 1920 г. Нижеподписавшийся имеет честь настоящим довести до сведения…

  • В этот день 100 лет назад

    Piątek, 29 października 1920 roku Война Сгейней Литвы с Литвой крайней 25 октября Буржуа созвал Совет Лиги Наций для рассмотрения…

promo flitched9000 april 27, 2013 20:19 5
Buy for 10 tokens
ПредуведомлениеLibero™: цените каждое обкакивание! Moment™: цените каждый момент! Напоминание «Я смотрю на себя, как на ребёнка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments